Уважаемые коллеги!

23 ноября 2013 года наша организация торжественно отмечает свой 90-летний юбилей.
Возраст нашего коллектива – очень хорошая круглая цифра, и она говорит о том, что вопросы организации неспецифической профилактики инфекционных заболеваний остаются актуальными и сегодня, спустя столько лет.
За все эти годы сложился и был проверен на прочность временем, коллектив единомышленников.
Хочется высказать благодарность всем сотрудникам за их полезный и добросовестный труд, профессионализм и трудолюбие которых обеспечивают деятельность нашей организации.
Пусть наша организация продолжает работать стабильно, обеспечивать санитарно-эпидемиологическое благополучие населения г. Оренбурга и области.
Пусть в Вашей жизни будет все прекрасно и гармонично!
Здоровья Вам и отличного настроения, любви к нашему общему делу!

 

В.М. Шерстнев        

 

Дореволюционный период (1879–1917 гг.)

 

 

В Государственном архиве Оренбургской области имеется не­мало документов, сохранивших историю развития службы по охране здоровья граждан Оренбургского края. В фон­де Канцелярии орен­бургского генерал-губернатора хранятся документы о борьбе с эпи­демиями холеры (1829–1833, 1848, 1853–1854, 1859, 1861), чумы, тифа, сибирской язвы в Оренбургском крае, о введении оспоприви­вания, о подготовке медицинского персонала. Немало интересных сведений содержат и документы 30–40-х годов прошедшего века. Они помогают воссоздать историю дезинфекционной службы города Оренбурга и Оренбургской области. Самый ранний из обнаружен­ных архивных документов относится к 1879 году.

В журнале Оренбургской городской думы имеется протокол за­седания от 22 марта 1879 года «О принятии санитарных мер к оздо­ровлению города Оренбурга и прочих городов и селений Оренбург­ской губернии ввиду появления в Астраханской губернии повальной болезни на людях и возможности перенесения в Оренбургский край, как смежный».


В этом протоколе сообщается о том, что в Оренбургском крае «по своему географическому местоположению, открытому для воз­можного распространения эпидемий» и в 1832 году принимались по­добные меры, предусмотренные законодательством – Карантинным уставом.

На заседании городской думы в 1879 году заслушивается сообщение Оренбургского физико-медицинского общества, в за­дачи которого входил надзор за санитарным состоянием города.

Благодаря этому документу можно судить, в каком состоя­нии находилась служба охраны здоровья оренбуржцев.

 

 

Журнал

Оренбургской городской думы


Отчет с заседания от 22 марта 1879 года

<…> Слушали совместное предложение г. Начальника Оренбургской губернии следующего содержания: ввиду появления повальной болезни – чумы в Астраханской губернии и возможно­сти перенесения в Оренбургский край, как смежный, необходимо принять общие меры для оздоровления как города Оренбурга, так равно прочих городов губернии и селений, санитарное состояние коих очень располагает к развитию если не чумы, то других эпи­демических болезней <…>.

В нынешнем году город в санитарном отношении находит­ся в гораздо худшем состоянии, чем когда-либо: смертность от оспы дала 59,4% умерших, осенью 1878 года появились тифозные заболевания между жителями и в войсках, и между последни­ми тифы дали 7,9%, а горячечные болезни 11% заболеваний, а смертности 16%. Характеристическим доказательством са­нитарного состояния города Оренбурга служит официальное донесение Городового врача от 28 января сего года за № 26 Вра­чебному Отделению Губернского Правления.

Почти все жители имеют привычку оставлять на своих дворах нечистоты, в некоторых пунктах города и в ближайших его окрестностях находятся скопившиеся десятками лет сор и груды нечистот. 27 января, осмотрев по поручению Губернского Врачебного Инспектора, совместно с г. Полицмейстером, город, городской врач нашел, что весь берег р. Урала с городской сторо­ны покрыт всякими нечистотами, а преимущественно лощина позади стрельбища, берег против казарм Башкирского полка, все набережье Банного озера, весь край старой слободки до Ар­мейского сада, площади позади казарм Губернского и Линейного батальона, равно с Артиллерийской команды, конная и сенная площади, выгон позади кладбищ и пустопорожние места между новой слободкой и железной дорогой, дворы частных домов, по­стоялых дворов, кожевенных заводов и самые заводы, базарная площадь и вообще улицы переполнены навозом и всякими не­чистотами <…>. На общественные здания, как то: больницы, госпиталь, казармы, тюрьма, гостиницы, наглядные дома – об­ратить особое внимание. Наконец, уральная вода, смешанная с потоками всевозможных нечистот, и колодезная вода, вблизи которой помещаются отхожие места и помойные ямы, довер­шают самозаражение жителей. Таковая почва, помимо суще­ствования где-либо эпидемии, сама по себе способствует проис­хождению и развитию заразительных и эпидемических болезней. Врачи, участвовавшие в заседании, как компетентные судьи в деле народного здравия, должны обратить внимание представи­телей администрации и самих жителей на все то, в чем кроется источник заразы, и указать меры к уничтожению болезнетвор­ного начала.

Для улучшения санитарного состояния города Физико-медицинское общество предложило следующие меры:

1) необходимо озаботиться об очистке площадей, постоя­лых и частных дворов <…>, а потом производить ее периодиче­ски под наблюдением санитарной комиссии.

2) обратить особое внимание на низменное положение ба­зара и на многие подобные места в городе.

3) не допускать засыпания выбоин и ям на улицах наво-зом, а также обкладывания водопроводных труб легко гниющи­ми веществами.

4) иметь бдительный надзор за мясным и рыбным базара­ми, наблюдая за их чистотою и за требуемым законом порядком хранения припасов.

5) не допускать торговли старыми, бывшими в употреблении вещами после больных оспою, тифом и прочими заразительными болезнями без предварительной дезинфекции, а во время эпидемии совершенно прекратить торговлю поименованными вещами.

6) во всех общественных зданиях и учреждениях не допу­скать тесноты размещения и соблюдать чистоту внутри и вне зданий.

7) особенное внимание должны обратить на себя ночлеж­ные дома, где в одном из них, могущем помещать не более 30 че­ловек, собирается на ночлег до 150 и более.

8) из частных домов заслуживают внимания дома бедня­ков. Следует изыскать средства к уничтожению скученности размещения живущих в этих домах, а равно улучшить условия питания.

9) отхожие места и помойные ямы общественных и част­ных домов должны быть очищены и дезинфицированы. Следовало бы в местах, где бывает скопление больших масс людей, устро­ить общественные писуары и ретирады.

10) загрязненную и негодную для употребления весною уральную воду или воду из колодцев, вблизи которых находят­ся отхожие места и помойные ямы, не употреблять без предва­рительной очистки с фильтрованием чрез песок и уголь или же очистки кипячением.

11) так как нечистота в реке Урал зависит от засорения реки навозом и разными нечистотами, сваливаемыми на берега и лед, то запретить сваливать навоз.

12) не дозволять вывода трубонесущих нечистот в русло реки Урала<…>.

13) склады кож и сырья <…> необходимо должны быть вне городской черты.

14) все предметы, подлежащие уничтожению своим зара-зительным свойством, предавать пламени.

15) в заключение предохранительных мер Физико-медицинское Общество считает полезным устроить теперь же лечебницу для приходящих больных, чтобы организовать пра­вильную медицинскую помощь, приучить бедный класс жителей обращать заблаговременно внимание на свое болезненное состоя­ние. Общество имеет на этот предмет капитал в размере 1644 рублей, чего однако ж слишком недостаточно<…>».

Затем была прочитана докладная записка Оренбургского полицмейстера следующего содержания:

1) <…> за точным и неуклонным приведением в испол­нение мер по освобождению г. Оренбурга от нечистот следует учредить со стороны полиции бдительный и постоянный над­зор, чего однако нельзя достигнуть несмотря на то, что Город­ская Дума разрешила нанять, сверх имеющихся, еще 20 человек нижних чинов Полиции <…>, поэтому Полицмейстер полагает вновь нанимаемым полицейским служителям, имеющим испол­нять обязанности околоточных надзирателей, увеличить жа­лование до 18 руб., для надзора за их действиями командировать в распоряжение Полиции трех чиновников, состоящих в штатах Губернского Правления.

2) предложить Городской Думе теперь же сделать распоря­жение об устройстве канав и стоков для воды, равно мостиков, где это нужно, так как с весенним таянием снега многие улицы в городе делаются непроезжими.

3) снабдить полицию инструкцией относительно продажи и хранения съестных припасов на базарах, в лавках и погребах, определить порядок освидетельствования, причем поставить в известность Полицию, следует ли свидетельствовать припа­сы, которые не назначаются для продажи в г. Оренбурге, а лишь провозятся через него, как напр. Сыр-Дарьинскую рыбу, которая теперь прибывает для отправления вовнутрь России большими партиями.

4) учредить медико-полицейский надзор за рабочими в больших артелях <…>.

5) просить Городскую Думу рассмотреть представление Полицмейстера по учреждению в г. Оренбурге ночных караулов.

В докладе Врачебного Отделения говорилось о необходимо­сти в г. Оренбурге другого городового врача, который бы заве­довал исключительно санитарною частью города и надзором за проституцией. Ввиду того, что городовой врач имеет много за­нятий и заведует двумя больницами и что ему невозможно по­стоянно следить за чистотой города и доброкачественностью продуктов <…>.

Губернский Врачебный Инспектор заявил, что во многих местах губернии находится множество кожевенных и салото­пенных заводов, которые устроены около рек, снабжающих се­ления водой, преимущественно же кожевенные заводы приносят вред жителям г. Троицка, и оные уже давно признаны Губернским Начальством подлежащими к уничтожению или перенесению на другое место. В заключение Городская Голова доложил, что на расходы по оздоровлению г. Оренбурга определено употребить до 15 тысяч рублей серебром из городских доходов <…>.

1) Город Оренбург с предместьями его разделить в сани­тарном отношении на 17 участков, в участки эти назначить попечителей из гласных Думы; в помощь попечителям назна­чить в каждый участок по одному санитару, для чего просить Управу нанять 20 человек нижних чинов Полиции с жалованием от 10 до 12 руб.; просить Городского Голову снестись с Началь­ником Штаба Округа о ежедневном назначении из каждого нахо­дящегося в г. Оренбурге батальона по 50 человек нижних чинов в помощь полиции для наблюдения и содействия по очистке города от нечистот.

2) Просить г. Губернатора об учреждении войсковой санитарной комиссии при участии депутата от города для осмотра и дезинфекции Форштадта и форштадт­ских бань и площади близь церкви Св. Георгия.

3) Просить Оренбургского Полицмейстера издать пред­ложение жителям об удалении с их дворов всевозможных нечи­стот и об очистке ретирадных мест и помойных ям непременно к 15 числу будущего марта путем печатных объявлений.

4) Ввиду улучшения санитарного состояния города про­сить Командующего войсками вывести в апреле месяце в лагерь Башкирский Конный полк.

5) По числу участков снестись с гражданским и Военным Медицинским Инспекторами о предложении 17 врачам принять участие в деле оздоровления города и сообщении гонорара за их труд <…>.

<…> Губернскому Врачебному инспектору было поруче­но составить наставление, «как предохранять себя от всякой заразной болезни», которое, отпечатав в достаточном коли­честве экземпляров, препроводить во все уездные Полицейские Управления.

Предписав оным разослать наставления по всем стани­цам, волостям, поселкам, селам и деревням, каковое наставление должно быть прочитано жителям на сходках, для руководства жителей башкирских деревень, не понимающих по-русски, озна­ченное наставление перевести на башкирский язык и по отпе­чатании разослать во все башкирские сельские Общества; для руководства же жителей г. Оренбурга наставление троекратно напечатать в Оренбургском листке. <…>

10) Ввиду избежания передачи заразительных бо­лезней от одного к другому следует воспретить продажу одежды после умерших без предварительной дезинфекции оной, для чего просить Городскую Думу устроить поме­щение для дезинфекционной печи, препроводив вместе с тем в Думу описание и план таковой, устроенный заво­дом Сен-Гали. <…>

13) Вынесено решение просить Городскую Думу об ассигно­вании ежегодно 1200 р. на учреждение в г. Оренбурге должности санитарного врача и фельдшера, равным образом просить Думу об ассигновании необходимой суммы на учреждение лечебницы для приходящих больных, приняв при том в соображение, что физико-медицинское общество имеет на этот предмет капитал в 1644 рубля. <…>

14) Губернатор, находя изложенные меры в совокупности с предпринимаемыми Думой достаточными, высказал свое желание в том, чтобы все лица, которые будут <…> приглашены участво­вать в деле оздоровления города, оказали возможное содействие».

В 1897 году председателем Российской санитарно-испол-нительной комиссии принцем Ольденбургским были утвержде­ны правила для санитарно-исполнительных комиссий. Согласно этим правилам в губернских городах были образованы город­ские санитарно-исполнительные комиссии.

В состав санитарно-исполнительных комиссий входили со­стоящие на правительственной и общественной службе врачи, представители от полиции и представители от различных ве­домств.

В марте 1900 года оренбургский городской голова докла­дывает в канцелярию губернатора:

«...28 Августа 1899 года была созвана Городская Санитарно-исполнительная комиссия для обсуждения вопросов о ме­рах, кои необходимо принять в предупреждение случаев появле­ния в Оренбурге сомнительных заболе­ваний...

Комиссия по обсуждении вынесенных на ея рассмотрение Г. Оренбургским Губернаторским Врачебным Инспектором во­просов, каса­ющихся оздоровления города, постановила:

1. Вследствие настояния Г.Начальника губернии присту­пить того же 28 Августа 1899 года чрез санитарных попечите­лей к осмотру всех дво­ров обывателей города с предложением по­следним очистить свои дворы, отхожие места и помойные ямы в самый кратчайший срок.

2. Сформировать еще два дополнительных дезин­фекционных обоза к 2 существующим и распределить их по одному в каждую полицейс­кую часть, снабдив их де­зинфекционными средствами и аппаратами, и приобре­сти еще 2 гидропульта с выдачею фельдшерам при этих обозах дополнительного (к получаемому от казны) жало­ванья от го­рода по 10 руб. в месяц...»

В архиве найдены материалы о со­зыве съезда врачей в 1901 году, о медико-санитар­ной помощи и санитарном состоянии го­рода Оренбурга в начале XX века, об учреждени­ях, определив­ших последующее развитие дезинфекционной службы в городе, главной задачей которой стала профилактика заболеваний.

Немало любопытных сведений можно почерпнуть из До­клада санитарно-исполнительной комиссии по вопросу о мерах, принятых для борьбы с имеющей быть холерной эпидемией (1905 год).

 

Доклад «Санитарно-Исполнительной Комиссии по вопро­су о мероприятиях для борьбы с могущей быть холерной эпиде­мией от 10 марта 1905 г.»:

 

 

 

«Вся почти Россия с весны ждет непрошенную гостью – хо­леру. О вероятности появления холеры говорит и циркуляр Ми­нистерства внутренних дел от 11 января с. г., заканчивающийся заключением, что в настоящее тяжелое время успешная локали­зация холерной эпидемии есть вопрос государственной важности.

Ждать холеру приходится и г. Оренбургу. Оренбург как бы окружен холерным поясом, образованным Самарскою губ., Таш­кентом с его окрестностями и, наконец, Уральской областью, где болезнь наблюдалась зимой.

Постоянные железнодорожные передвижения между Орен­бургом, Самарой и Ташкентом; приезд к нам в Оренбург, начиная с весны, из поволжских губерний ремесленников – каменщиков, штукатуров, плотников и др.; проезд с ранней весны через го­род переселенцев – земледельцев-крестьян из Самарской, Сара­товской и др. губерний, съезд, начиная с мая, на Меновой двор многочисленного люда из Тургайской, Уральской и др. областей юго-востока России – вот известные главные пути возможного заноса к нам холеры.

Городская Управа, озабочиваясь своевременным принятием мер предупреждения и борьбы с могущею появиться у нас эпиде­мией, поручила городской санитарно-исполнительной комиссии выработать ряд мероприятий для борьбы с могущей холерной эпидемией.

Большинство рекомендуемых мер носит характер преду-предительных мероприятий, почему они должны вводиться в жизнь не тогда, когда эпидемия появится и борьба с нею будет затруднительна <…>, а тогда, когда в природе появляются усло­вия, благоприятствующие развитию холерной заразы. <…>

Меры эти состоят из: 1) устройства лечебно-продоволь-ственных пунктов; 2) приглашения врачебного персонала; 3) устройства городского дезинфекционного склада; 4) улучше­ния городских дезинфекционных колодцев; 5) улучшения свалок нечистот и 6) устройства частичного городского ассенизацион­ного обоза.

Лечебно-продовольственные пункты

Одним из важнейших факторов в борьбе с холерною эпи­демией является, прежде всего, надзор за здоровьем населения в целях возможно быстрого обнаружения первых случаев заболе­вания холерою; далее, не менее важными факторами являются снабжение населения в широких размерах кипяченою водой и чаем, так как некипяченая вода признается лучшим провод-ником болезни, а равно снабжение населения, в требующихся случаях, дешевыми и питательными обедами, так как хо­лера наиболее сильно действует на истощенный и голодный организм.

Таковой сложной задаче удовлетворяет организация лечебно-продовольственных пунктов.

Последние слагаются из следующего: амбулатории и чай­ной со столовой. <…>

Что касается штата для амбулатории, то он должен состоять из студента старшего курса (т. к. не найти ныне в должном количестве врачей) и двух сестер милосердия.

В подготовительный период студент, совместно с сани­тарными попечителями, наблюдает в санитарном отношении за отведенным ему участком города, оказывает в определенные часы амбулаторную помощь легкобольным, отсылая трудно­больных в больницы, старается путем собеседования с населени­ем подготовить его к борьбе с эпидемией, распространяет здра­вые сведения о холере и тому подобное.

Что касается сестер милосердия, то одна из них помогает студенту при амбулаторном лечении, другая имеет наблюдение за хозяйственной частью продовольственного пункта и, рядом с сим, и та и другая обязаны, по требованию врачей, ухаживать за тяжелобольными, остающимися на дому. <…>

Помещение чайной-столовой предположено таких разме­ров, чтобы могло пользоваться ею не менее 50 человек. Штат этого отделения должен состоять из одного буфетчика, служи­теля при кубе, посудницы и 4-х мальчиков.



 

Такова организация лечебно-продовольственного пункта.

Пунктов, с целью обслужить части города, в особенности нуждающихся в них, необходимо учредить в городе 6 и в следую­щих местах:

1) против винного склада (имеется городской барак);

2) на площади между арендованными местами и старой слободкой (требуется построить барак);

3) между толчком и чернореченской площадью (требуется барак);

4) на сенно-конной площади (требуется барак);

5) в пределах вокзала (в д. И.А. Зарывнова);

6) на новом плане (в здании 9 народ. учил.). <…>

Кроме 6 лечебно-продовольственных пунктов, предположе­но учредить в пригородах (меновой двор, зауральная местность, Маяк) 3 лечебных пункта со штатом из студента старшего курса и дезинфектора и иметь 2-х студентов для надзора за поездами. <…>

Окрестности города, где скопляется масса своего и при­шлого населения в лице киргиз, татар и бухарцев, будут нахо­диться также под надзором трех студентов с дезинфекторами, снабженных аптечкой и дезинфекционными средствами (один на меновом дворе, другой в кузнечном ряду, роще, мойках и третий на Маяке).

Каждый приходящий поезд как из Самары, так и из Таш­кента будет встречаться студентами, и все подозрительные больные тотчас отделяться.

Наконец, нельзя не отметить здесь о штате санитарных попечителей, имеющихся у города в лице до 100 человек интел­лигентных горожан, которые рука об руку с медицинским персо­налом, несомненно, проявят в переживаемое трудное время наи­большую деятельность на пользу и благо самих обывателей.

Вся изложенная организация объединяется и направляет­ся городской санитарно-исполнительной комиссией, а в частно­сти: в отношении санитарном – городским врачом, в отношении же лечебном – особым врачом, который должен быть приглашен теперь же. <…>

Для руководства и направления деятельности студентов и сестер милосердия в лечебном отношении необходимо одновре­менно с устройством пунктов амбулаторий пригласить хотя одного врача. <…>

Устройство городского дезинфекционного склада

Соблюдение чистоты как обывательских дворов, так и особенно мест большого скопления людей – гостиницы, мебли­рованные комнаты, постоялые дворы, общественные площади и проч. – является одним из необходимых условий недопущения развития эпидемии. <…>

<…> Необходимо тщательно дезинфицировать все места скопления нечистот и тем самым убивать заразу в случае, если бы она каким-либо случайным образом попала туда. Дезинфек­ция означенных мест <…> в настоящее время признана доста­точной известковым 20% молоком, дегтярною водой и стоит очень дешево. <…>

Дезинфекция ретирада большой гостиницы, с 500 еже­дневными посетителями, обойдется, при условии ежедневного дезинфицирования, в 3 рубля в месяц; дезинфекция дома с 100 жильцами вызовет расход в 60 копеек в месяц. Принимая во вни­мание ничтожные суммы, с одной стороны, и громадное значение производства постоянной дезинфекции в предупреждении рас­пространения холерной эпидемии – с другой, исполнит. город­ская санитарная комиссия предполагает издать нижеследующее обязательное постановление для жителей г. Оренбурга:

1. Все ретирады, помойные ямы, сорные ящики и прочие ме­ста скопления нечистот на обывательских дворах, в обществен­ных местах должны подвергаться ежедневной дезинфекции.

2. Для дезинфекции рекомендуется известковое 20% мо­локо и дегтярная вода.

3) Означенные дезинфекционные средства могут быть приобретаемы на городском дезинфекционном складе. <…>

Таким образом, деятельность городского дезинфек­ционного склада должна быть двоякая:

1) Склад заготовляет дезинфекционные средства, заведует дезинфекциею общественных ретирадов и производит дезинфекцию в различных местах города по требованию санитарного надзора.

2) Склад отпускает обывателю в готовом виде дезинфек­ционные средства, рассчитывая их по числу жителей данного дома или учреждения, по изготовительной стоимости.

Чтобы деятельность склада была целесообразна, для заведования им должно быть приглашено лицо интел­лигентное, например студент младших курсов, который руководил бы приготовлением дезинфекционных средств, а в нужных случаях – и производством дезинфекции. В по­мощь студенту необходимы 2 или 4 дезинфектора. Для произ­водства дезинфекции общественных ретирадов и наблюдения за их опрятным содержанием потребуется 1 или 2 сторожа.

Кроме сего, для развода дезинфекционных средств при складе должна быть лошадь с телегою; равным образом склад должен быть оборудован нужными предметами – как посудой, бочками, весами и проч. <…>

В случае появления и развития у нас холеры, кроме на­званного, потребуется еще расходование других дезинфекци­онных средств, как формалин, карболовая кислота, хлорная известь, а также явится надобность в некоторых аппаратах, как гидропульты для дезинфекции формалином. Все это над­лежит приобрести заранее, дабы не быть застигнутымиврасплох. <…>

Упорядочение свалок нечистот и приведение в порядокнекоторых площадей

Свалки нечистот крайне неупорядочены: нечистоты пря­мо разливаются на плотную почву, и они, не пропитывая почву, образуют часто целые лужи зловонной жижи и распространя­ют далеко по окружности сильное зловоние. <…>

Значение свалок при холере подчеркивается и циркуляром Министерства Внутренних Дел, в котором рекомендуется, между прочим, вываливать нечистоты в канавы с последова­тельным закапыванием их землею. Городская комиссия рекомен­довала периодическое вспахивание с последовательными посева­ми залитых площадей травами. <…>

Устройство частичного городского ассенизационного обоза

Деятельность городских санитарных попечителей про­шлою осенью показала наглядно, что обыватель в большинстве случаев и рад бы производить вовремя очистку ретирадов и по­мойных ям, но не может по двум причинам: 1) прежде всего по причине недостаточности ассенизационных обозов (147 бочек на весь город), 2) по причине повышения содержателями обозов на время усиленной очистки платы за вывоз нечистот. <…>

Принимая во внимание, что особенно будут нуждаться в ассенизационных обозах окраины города, т. е. те местности, в которых нет ватерклозетов и в которых очистка возможна про­стыми бочками, городская санитарно-исполнительная комиссия рекомендует упрощенный ассенизационный обоз, который, слу­жа как бы опытом городу в ассенизационном деле, одновременно сослужил бы населению солидную службу в предстоящее тре­вожное время. <…>

1) Обозом дается возможность обывателю удовлетворить свою насущную потребность в более тщательной очистке;

2) Обоз в некоторой степени будет конкурировать с част­ными владельцами и не позволит им повышать плату;

3) Городской санитарный надзор будет иметь возмож­ность быстро производить очистку в тех домах, где не спешат с нею, за счет владельцев.

4) Обставив городской обоз <…> соответственно сани­тарным требованиям, можно будет энергичнее предъявлять эти же требования и к владельцам частных обозов <…>.

Принятые меры заключались в нижеследующем:

I. 1) Издан ряд обязательных постановлений по содержанию в чистоте дворов, отхожих мест и помойных ям, 2) о продаже и со­держании съестных продуктов, 3) о содержании ассенизационных обозов, 4) о выделке кизяка, 5) о содержании бань, 6) о содержании парикмахерских; I. Учреждены участковые санитарные попечите­ли; III. Ремонтировано помещение заразного барака при Алексан­дровской больнице; IV. Устроен обсервационный пункт в д. Зарыв­нова; V. Организованы поездки медицинского персонала для встречи поездов, приходящих из Ташкента с рабочими; VI. Осмотрены са­нитарными попечителями почти все дворы в городе и <…> много­кратно торгово-промышленные заведения. VII. Принимались уси­ленные меры против распространения скарлатины; VIII. Здоровье приезжих из неблагополучных местностей и останавливавшихся по гостиницам, заезжим домам и по частным квартирам контролиро­валось санитарным врачом; IX. Среди населения распространялись популярные брошюрки по холере и тому под. <…>

Деятельность исполнительной комиссии выразилась: 1) в осмотре и экстренной очистке дворов; 2) в организации дезин­фекционных отрядов из 2 фельдшеров и 4 служителей; 3) осмотре базаров и поездов; 4) издании ряда постановлений; 5) увеличении персонала врачей. <…>

 

Председатель комиссии Н. Кузьмин,

Санитарный врач О. Мартемьянов,

Делопроизводитель П. Столпянский».

(ГАОО, ф. 41, оп. 1, д. 1283, л. 16–25)

 

 

В 1907 году в Оренбурге были созданы четыре санитарно-благотворительных попечительства. Сведения об этом можно найти в «Журнале Оренбургской городской Думы» от 22 февра­ля 1907 года.

«<…> Оренбургская Городская Дума, заботясь об улучше­нии санитарного состояния города, учредила должность санитар­ного врача и организовала санитарное бюро. Сознавая, однако, что санитарному врачу одному совершенно не по силам усмотреть за всеми уголками и закоулками города, везде поспеть и все уладить, Городская Дума в 1904 г. решила пригласить второго санитарного врача, но вскоре ассигновка, сделанная с этою целью, была закрыта в силу недостатка у города средств. Несомненно, что и два сани­тарных врача совершенно не могли бы справиться с систематиче­ским санитарным надзором в городе. <…>

Общественные силы в вышеуказанном направлении лучше всего эксплуатируются в г. Одессе, где идейные работники сорга­низованы в санитарно-благотворительные попечительства. <…> В настоящее время их в Одессе 13, раньше было 9. Лиц, желающих в них работать на пользу населения и притом работать беско­рыстно, много, и работа идет настолько хорошо, что правитель­ство в бытность в Одессе чумы в 1902 г. воспользовалось этой организацией и было очень довольно деятельностью ее. <…>

В этом смысле высказалась городская санитарная комис­сия 10 Января с. г., причем, поручила городскому санитарному врачу составить доклад о деятельности попечительств в Орен­бурге. <…>

В заседание городской санитарной комиссии <…> февраля, когда должен был быть заслушан этот доклад, были приглаше­ны лица, сочувствующие организации в Оренбурге санитарно-благотворительных попечительств. <…>

 

 

Желающих работать записалось 83 человека. Кроме того, доктор <…> Кенигсберг изъявил желание взять на себя организа­цию добывания средств для санитарно-благотворительных попе­чительств. Желая поскорее начать работу, собравшиеся просили возбудить перед Думой ходатайство об учреждении в Оренбурге 4 санитарно-благотворительных попечительств. <…>

Оренбургская Городская Управа, вполне разделяя мнение городской санитарной комиссии о необходимости учреждения в Оренбурге санитарно-благотворительных попечительств, про­сит Думу о следующем:

1. учредить в Оренбурге соответственно 4-м полицейским частям города на первое время 4 санитарно-благотворительные попечительства.

2. утвердить в качестве председателя попечительства первой части врача Антона Корниловича Новицкого, председа­телем попечительства второй части – преподавателя Петра Карловича Мориса и председателем попечительства третьей части – домовладельца Василия Матвеевича Червякова.

3. ассигновать по усмотрению Думы средства в распоряже­ние городской санитарной комиссии на первоначальную деятель­ность санитарно-благотворительных попечительств.

и 4. утвердить нижеследующие положения о деятельно­сти попечительств <…>.

 

 

Из положения

о деятельности санитарных попечительств

 

1. <…> Попечительства, находясь в ведении санитарной комиссии, должны: являться выразителями нужд жителей участка и посредниками между населением и Городским управле­нием в деле охранения народного здравия.

2. В состав попечительств должны входить гласные Го­родской Думы, врач для бедных, городские ветеринарные врачи и городской санитарный врач. Кроме того, санитарной комиссией могут быть приглашены в состав участковых попечительств живущие в участке врачи, вольнопрактикующие и состоящие на государственной, общественной или частной службе, а также и прочие лица обоего пола, пользующиеся уважением и доверием населения, представители учебного ведомства, духовенство и полиция. <…>

5. Наблюдению санитарных попечительств подлежит как содержание домов и дворов, торговых и промышленных заведений в участке, так равно и санитарные условия всякого рода мест общественных собраний, учебных заведений, частных и обще­ственных, приютов, мастерских и проч.

 

Городской Голова».

(ГАОО, ф. 41, оп. 1, д. 65, л. 47–49 об.)

 

В отчете оренбургского санитарного врача за 1908 год хо­рошо прослеживается развитие дезинфекционного дела в связи с необходимостью в эти годы бороться с эпидемией чумы.

 

«<…> В отчетном году <…> руководство делом принад­лежало городской санитарной комиссии, состоявшей из 12 глас­ных дум, всех врачей, состоящих на городской службе, председа­телей участковых санитарных попечительств и председателя центрального бюро этих последних. Председателем комиссии состоял городской голова. Для решения более спешных дел и для выбора врачей на вакантные места собиралось коллегиальное со­вещание управы совместно со всеми находящимися на службе го­рода врачами. Для подготовки вопросов, вносимых на заседания санитарной комиссии и совещания управы с врачами, городские врачи собирались обычно при Александровской больнице <…>.

Несколько особняком стояла больничная комиссия <…>, ко­торая вела хозяйственные дела Александровской больницы <…>. В Оренбургскую городскую думу вносился вопрос об организации вместо санитарной и больничной комиссии врачебно-санитарного совета, который ведал бы также и ветеринарное дело и в котором принимали бы участие и ветеринарные врачи, но дума вопрос об организации такого состава оставила открытым <…>.

Исполнительным органом санитарной комиссии яв­лялось санитарное бюро при городской управе в составе са­нитарного врача и делопроизводителя, которое, кроме того, раз­рабатывало материалы по санитарной статистике и руководило деятельностью городских дезинфекторов, городских оспо­прививателей и городских санитарных объездчиков и сторожей, а также исполняло текущие дела по санитарному надзору <…>.

Комиссия рассмотрела вопрос о подготовке к борьбе с мо­гущей появиться в Оренбурге холере и о мероприятиях против развития в городе сыпного, возвратного и брюшного тифов, ко­торые свили себе значительное гнездо в местной тюрьме вслед­ствие сильного ее переполнения и дурных санитарных условий. К счастью, холера <…> не появилась, а сыпной тиф в городе огра­ничился только единичными случаями. <…> По ходатайству санитарной комиссии городская дума увеличила постоянный штат первого думского пункта в 4-й части вторым врачом и второй фельдшерицей <…>. На случай холерных заболеваний, а затем заболеваний сыпным тифом при Александровской город­ской больнице был заготовлен барак, причем предполагалось в случае развития холеры выселить стариков из Деевской бога­дельни на Маяк, а богадельню обратить в холерную больницу. По постановлению же думы были приобретены два запасных аппарата Заревича для дезинфекции формалином, три эбонитовых гидропульта, 6 шприцев Либерга в 0,5 и 6 шпри­цев Либерга в 1,0 для производства предохранительных проти­вохолерных, пять аппаратов Боброва для подкожных вливаний физиологического раствора холерным, прививок вакцины<…>.

Когда появились случаи холеры в селе Павловка, отстоя­щем в 22 верстах от Оренбурга <…>, было составлено объяв­ление о предохранительных мерах против холеры, которое было расклеено по улицам и роздано населению через санитарных по­печителей вместе с листками Пироговского общества о холере на русском и татарском языках.

 

<…> Чтобы иметь возможность в Оренбурге же устано­вить диагноз холеры бактериологическим путем, по постановле­нию думы в Петербург командирован д-р Снегирев для изучения бактериологической диагностики холеры, причем ему выданы деньги на приобретение необходимых для того инструментов и приборов. <…>

Чтобы побудить городских вольнопрактикующих военных врачей аккуратнее доставлять в бюро инфекционные карточки, было составлено и отпечатано большое письмо к врачам <…>. Чтобы ускорить доставление эпидемических карточек в бюро, дезинфекторы обязаны были каждый день объехать думские пункты и больницы, губернскую и городскую, и там забирать эпидемические карточки. <…>

Получая своевременно инфекционные карточки преимуще­ственно о случаях заразных болезней среди бедного населения, среди которого главным образом и наблюдаются заразные бо­лезни, получая также карточки об умерших, санитарное бюро имело возможность своевременно принимать меры против рас­пространения инфекций. В более серьезных случаях на места заболевания ездил санитарный врач, обычно же посылались дезинфекторы и оспопрививательницы в том случае, если это была оспа или скарлатина <…>.

Дезинфекция <…> производилась формалином, су­лемою, иногда карболовой кислотой. <…> Так как в домах более состоятельных дезинфекция производится за плату, представлено ко взысканию за дезинфекцию с разных лиц на сумму 114 руб. 34 к. Дезинфекция арестных помещений про­изводилась городскими дезинфекторами. Кроме того, по слу­чаю эпидемии тифа в местных тюрьмах дезинфекторы были командированы несколько раз для производства дезинфекции в тюрьмы. <…>

<…> Были произведены расходы на покупку непромокаемых плащей для дезинфекторов, на покупку брезента для дезинфек­торского экипажа и на ремонт летнего фургона, телеги, саней дезинфекционного обоза, и также на ремонт дезинфекционных приборов. Дезинфекционная камера Юнг-Буйвинг в отчет­ном году обслуживала только склад старого белья и белья город­ских попечительств для раздачи их бедным. И здесь работали городские дезинфекторы, причем и эта <…> работа не вошла в вышеуказанный счет. <…>

<…> В Форштадте были осмотрены булочные, калачные, квасные заведения, а также место изготовления мороженого тор­гующих им вразвоз. Как в городе, так и в Форштадте квасные, морожные и <…> заведения плохи, почему некоторые из них при­шлось закрыть, улучшения остальных удалось добиться система­тическими осмотрами, публикациями о них в газетах и отчасти составлением протоколов. На них необходимо было обратить осо­бое внимание в этом году, так как летом ожидали холеру. Наряду с этими заведениями особенно тщательному надзору летом подвер­гались колбасные, так как во время года вследствие быстрой порчи мяса чаще наблюдаются случаи приготовления колбас из тухлого мяса, приправленного и подкрашенного. В одной из колбасных кон­фисковано и уничтожено до 24 пуд. колбас разных сортов и солони­ны, в других колбасных порченого товара попалось меньше.

Два раза за лето были осмотрены все салотопенные и клее-варенные заводы на Арендованных местах в 3-й части города. Так как устройство этих заводов самое примитивное, а отно­шение их владельцев к чистоте почвы и воздуха варварское, так как эти заводы находятся среди частных домов и в кварталах, густо заселенных беднотой, перед Городской управой поднят во­прос <…> о перенесении этих заводов в более отдаленные места или о предъявлении к ним известных требований <…>.

В общем мастерских, не удовлетворяющих обязательным постановлениям, оказалось немного, из них особенно плоха пере­плетная, принадлежащая миллионеру Хусаинову и Каримову, и портновская, принадлежащая Рузову, имеющему хорошую квар­тиру и дорогую обстановку. <…>

Наряду со специальными городскими санитарными орга­нами и организацией санитарно-благотворительных попечи­тельств, в целях улучшения санитарного состояния работало также Оренбургское Физико-Медицинское общество и некото­рые частные лица. <…> Физико-медицинское общество решило организовать лечение туберкулином при своей лечебнице и раз­решает вопрос об устройстве в Оренбурге противотуберкулез­ной выставки по примеру г. Тулы.

Существовавший в Оренбурге городской ночлежный дом был совершенно невозможным, нетерпимым в санитарном от­ношении. Ввиду этого и крайней нужды в таком доме И.А. За­рывнов в 1903 году приступил к постройке на свои средства большого каменного двухэтажного дома для устройства в нем ночлежного приюта. Жаль только, что местные санитарные ор­ганизации не приглашены были к обсуждению плана этого дома и требований, которые необходимо к нему предъявить по местным условиям.

<…> Необходимо наметить задачи, которые подлежат разрешению и выполнению в ближайшую очередь. Первой из них должно считать осуществление устройства канализации в Орен­бурге, о которой город думает уже более 20 лет, проект которой в настоящее время тщательно разработан, рассмотрен Физико-Медицинским обществом и его специальной комиссией из врачей и инженеров. Более 300 домовладельцев города и представителей казенных и других учреждений письменно изъявили желание при­нять участие в расходах на устройство канализации <…>.

<…> Необходимо возможно скорее вымостить дорогу на свалку и осветить ее фонарями, так как без этого масса нечи­стот будет вываливаться в городе. <…> Необходимо также возможно скорее учредить вместо санитарной и других комиссий врачебно-санитарный совет, который ведал бы и санитарную часть. Устав такого совета выработан врачами, состоящими на городской службе, его необходимо обсудить управе совместно с врачами медицинскими и ветеринарными, затем передать на рассмотрение санитарной комиссии <…>.

<…> Необходимо позаботиться об упорядочении заразного отделения при городской больнице, где в настоящее время бывают случаи заражения второй болезнью тотчас после перенесения той, с которой больной был принят в инфекционное отделение. <…>

 

В докладе Оренбургского врачебного инспектора Л.П. Фон-Шлихтена Губернской санитарно-исполнительной комиссии 17 декабря 1910 года «Об условиях, способствовавших развитию холер­ной эпиде­мии, и устранении этих условий» дана подробная харак­теристика сани­тарного состояния города на тот момент и организа­ции медико-санитарного обеспече­ния города:

«<…> Прежде всего следует остановиться на способах удаления не­чистот. Нечистоты из города вывозятся на особо отведенное городским управлением место для свалки нечистот, так называемый Мошков овраг, который во время разлива р. Ура­ла заливается, в весенние месяцы за невозможностью проезда к Мошкову оврагу свалка нечистот перено­сится за кладбища. Ве­сенняя свалка, расположенная на возвышенном месте, под влия­нием снега и атмосферных осадков смывается и уносит­ся по укло­ну в низко расположенные части города. Ассенизационных обозов три: городской обоз состоит из 12 герметических и 12 простых бочек с 40 рабочими, тюремный обоз состоит из 10 герметиче­ских и 38 простых бочек и до 36 человек частных предпринима­телей с бочками. Сведений о числе вывезенных бочек не имеется. Во всяком случае, для Оренбурга с населением около 100 000 чел. ассенизационных обозов недостаточно. Переливание содержимого выгребов в герметические бочки производится при помощи насоса, обыкновенные бочки наполняются черпаками. Распространение зловония при очистке выгребов ограничи­вается временем напол­нения бочек черпаками, но продолжается и при следовании их по городским улицам, причем нередко можно наблюдать, как содер­жимое бочек струится на дорогу. Имеется немало жалоб на ас­сенизаторов, которые, стремясь сделать побольше оборотов, не довозят нечистоты до отведенных мест и выливают их на ули­цах. Выгребные и помойные ямы, за редкими исключениями, уста­навливаются очень не­брежно: это деревянный сруб, нередко даже без днища, вследствие чего жидкие нечистоты и просачиваются в почву. Очень редко можно найти ямы, обложенные кирпичом и цементированные. Имеются и поглощаю­щие колодцы, откуда не­чистоты проникают и в подпочвенный слой.

Отхожих мест во многих частях города вовсе нет.

Городских общественных отхожих мест десять, из них во­семь устроены на площадях, а два – в садах.

К источникам зловония и загрязнения почвы следует от­нести частные канализации для стока нечистот и открытую канаву, по которой протекает вода с мукомольных мельниц, впа­дая в банный проток.

Метение улиц и уборка площадей производится во всякое время дня, причем собранный мусор и отбросы собираются в кучи и очень ред­ко вывозятся, разве только с главных улиц, а большею частью, оставаясь в кучах, вновь разносятся ветром. Поливка улиц, кроме главных (Нико­лаевской и Гостинодворской), не про­водится, между тем при постоян­ных ветрах в воздухе носятся облака тонкой пыли, беспрепятственно проникающей в жилые помещения.

К причинам образования страшной оренбургской пыли, поми­мо наносимой ветром из степи, следует отнести изна­шивание поверх­ности улиц, большею частью немощеных. За­мощение, асфальтирова­ние улиц, соединенное с очисткой их, в значительной степени могло бы уменьшить количество пыли в городе, влияние которой очень суще­ственно должно отразить­ся на здоровье обывателей города, так, многи­ми исследованиями оказывается, что среди профессиональных метель­щиков заболе­ваемость и смертность от туберкулеза в 2 раза более в сравне­нии с заболеваемостью населения.

Источником водоснабжения для гор. Оренбурга служит городс­кой водопровод реки Урала и колодцы. Водопровод снабжа­ет население 3 полицейских частей, в 4-й части проведены толь­ко три домовых вет­ки и устроен один бассейн; на новых местах водопровода нет, и вода доставляется из колодцев и водяных бассейнов водовозами. При город­ском водопроводе фильтра нет. Водозаборный ковш водопровода нахо­дится в пределах города, в расстоянии около 6 саженей от берега на глу­бине 5 футов выше города и водозаборного ковша по течению реки, на нагорном же берегу расположен пос. Оренбургский (Форштадт), кото­рый примыкает к городу, отделяясь от него лишь площадью. Внизу по­селка, на луговине, на расстоянии около полуверсты от водо­заборного ковша, расположены так называемые форштадтские торговые бани, кото­рые свои банные воды спускают в ерик реки Урала и Банное озеро, сооб­щающееся протоком с р. Уралом. В ве­сенний разлив ерик и Банное озеро соединяются с Уралом и все накопившиеся нечистоты уносятся водой.

Во время весеннего разлива качество водопроводной воды в зависимос­ти от реки значительно изменяется к худшему: вода делается мутной, с желтоватым оттенком, неприятного за­паха и вкуса. Большая часть насе­ления пользуется в это время колодезной водой, употребление же водо­проводной воды без от­стаивания невозможно.

Существенным условием для загрязнения источника водоснаб­жения г. Оренбурга является близость к реке Оренбург­ского поселка, рас­положенного, как сказано, выше города по тече­нию реки, откуда по уклону снеговыми и атмосферными водами уносятся в реку отбросы и нечистоты с улиц и дворов поселка. Немалое значение на загрязнение реки оказыва­ют также и нечи­стоты, попадающие в реку из форштадтских бань, уст­ройство в зимнее время на льду водопойных прорубей для скота, стирки белья, а в летнее время купанье лошадей, водопой скота, устрой­ство купа­лен. Вследствие мелководья р. Урала за последние годы имеет большое санитарное значение общее загрязнение реки в пределах города, хотя и ниже водозаборного ковша, к указан­ным источникам загрязнения следует отнести частные кана­лизации из разных учреждений, которые спускают нечистоты непосредственно в реку. В канализацию, открывающуюся выше деревянного моста, в расстоянии около 200 саж. ниже забор­ного ковша спускаются сточные воды из пивоваренного завода и городской бани, ниже моста – из 2-го кадетского корпуса, из тюремной бани, Михайловских ка­зарм и пивоваренного завода Мошкова. Вследствие значительного обме­ления реки в летние месяцы выход канализационных труб не достигает воды и не­чистоты из труб, вытекая ручьем, направляются открыто по ук­лону к воде, распространяя сильное зловоние.

Казенный спиртоочистительный склад имеет свою кана­лизацию, которая открывается между деревянным и железнодо­рожными моста­ми. Канализация Неплюевского кадетского кор­пуса и военного лазарета выведена за полотно железной дороги, и нечистоты, выливаясь из трубы, уходят в песок, загрязняя почву.

Шушинские бани имеют свою особую канализацию, кото­рая вли­вает свои нечистоты в открытую канаву, идущую от мукомольных мельниц.

С кожевенных заводов, расположенных в старой слободке, име­ется несколько коротких канализаций, соединяющихся вме­сте и впада­ющих в Банный проток.

Несмотря на стотысячное население города Оренбурга и боль­шое число расположенных в городе войск, торговых бань только пять.

Торгово-промышленных заведений в городе Оренбурге 180. Са­нитарный надзор по городу возложен на городского санитар­ного врача и институт санитарных попечителей, которые в своей деятельности руко­водствуются изданными городским общественным управлением обяза­тельными постановлениями. По сообщению санитарного врача И.Д. Дег­тярева, системати­ческого санитарного надзора за торгово-промышлен­ными заве­дениями нет, хотя, по возможности, все заведения посещают­ся им ежемесячно. Неудовлетворительны в санитарном отноше­нии су­шечные – заведения, изготовляющие сушки – продуктпитания, очень ход­кий среди сельского и городского населения, затем заведения фрукто­вых вод и конфетные фабрики, в продук­тах изготовления которых было обнаружено присутствие ани­линовых и минеральных красок, фальси­фикация съестных припа­сов в г. Оренбурге нашла себе благоприятную почву: в фруктовых водах и квасах многократно был обнаружен саха­рин, сало приме­шивается к коровьему маслу, мука и мел – к молоку, тво­рог – к сметане и т. д.

В этом отношении большую услугу могла бы ока­зать го­родская аналитическая станция, которая одно время и устраи-валась городом, но еще до своего полного оборудования почему-то прекратила свою деятельность. Исследование съестных при­пасов более или менее правильно ведется только по отношению мяса на городской, прекрасно устроенной, скотобойне, за други­ми продуктами почти не имеется ника­кого надзора. Если же и производятся иногда анализы съестных припасов, то только случайно, и то большею частью по инициативе частных лиц.

Следует остановиться еще на необходимости при­нятия каких-либо мер к истреблению крыс, которые, вследствие обилия хлебных складов в городе, беспрепят­ственно размножаются. Крыса стала большой опаснос­тью в смысле распространения заразных болезней, и истребление их сдела­ с этим факто­ром уже надо считать­ся при издании обязательных городских постановле­ний, и нужно полагать, что для местного городского общественного управ­ления настала пора обратить серьезное внимание на страш­ное размноже­ние в городе опасных грызунов, иначе городскому управлению придется впоследствии поплатиться жиз­нью многих своих сограждан.

Общий санитарный надзор по городу, заведывание медико-ста­тистическим бюро и производство дезинфекций было воз­ложено на осо­бого городского врача – санитарного. Это стало важным этапом в разви­тии санитарно-эпидемиологической службы. К числу недостатков вра­чебной организации в городе Оренбурге следует отнести отсутствие правиль­ной системы борьбы с заразными болезнями, в том числе и сифилисом. Орга­низация дезинфекционной службы и контроля недоста­точна, изо­ляционных квартир нет. Сведения о заразных забо­леваниях от частных врачей отсутствуют, и санитарное бюро ограничивается лишь больнич­ными сведениями.

Оздоровления г. Оренбурга возможно достигнуть осуществ­лением следующих санитарных мероприятий:

1) Улучшением водоснабжения города путем переноса водо­заборного ковша водопровода в другое место и 2) Правильной ор­ганизацией удале­ния нечистот путем канализации или вывоза.

К мероприятиям второй категории относятся:

1) Постепенное увеличение числа штатных кроватей в го­родской боль­нице до (4 на 1000 населения).

2) Оборудование мужского и женского отделений при го­родской больни­це для лечения сифилитиков.

3) Устройство при больнице дезинфекционной камеры.

4) Увеличение числа городских амбулаторий (новые ме­ста).

5) Увеличение штата санитарных врачей.

6) Организация систематического надзора за торгово-про-мышленными заведениями, пищевыми продуктами на рынках и в мелочных лавках.

7) Оборудование аналитической станции для исследова­ния пищевых продуктов.

8) Воспрещение выделки кизяков во дворах.

9) Издание обязательного постановления об устройстве непроницаемых выгребных ям.

10) Улучшение подъездных путей к свалкам нечистот.

11) Увеличить число дезинфекционных отрядов с по­полнением штата служащих опытными дезинфектора­ми и санитарами».

Интересен протокол заседания городской санитарно-исполнительной комиссии от 29 марта 1911 года, его содержа­ние показывает техно­логию принятия решений по санитарным вопросам того времени.


Председателем комиссии являлся городской Голова, в об­суждении участво­вали члены управы, члены санитарной комис­сии, представитель ду­ховного ведомства, представитель военного ведомства, атаман Орен­бургской станицы, губернский врачеб­ный инспектор, представители санитарно-благотворительных попечительств, старшие врачи желез­ной дороги, губернской больницы, военного лазарета, городские вра­чи.

Заседание было созвано для обсуждения тех мер, которые должны быть приняты городским самоуправлением на случаи появления эпи­демии холеры предстоящим летом.

 

Из протокола:

«Санитарный врач доложил, что меры по борьбе с холерой, ко­торые могут быть предложены городскими врачами, делятся на

1) предупредительные,

2) противоэпидемические,

3) лечебные.

К ним относятся широкое распространение среди населе­ния сведений о причинах и способах заболевания, сущности бо­лезни холеры и формах ее проявления. С этой целью следует в городских амбулатори­ях раздавать листки Пироговского Обще­ства о холере, издать в большом количестве краткие наставле­ния на русском и татарском языках, как убе­речь себя от холеры, и раздавать их также в амбулаториях и дешевых столовых, на­клеить на витринах, заборах.

Необходимо просить духовное ведомство, чтобы оно пред­ложило священникам в церквах устроить беседы о холере, для чего можно им послать соответствующие брошюры.

Указывая населению на необходимость предупредитель­ных мер, из которых самая важная – употребление сырой воды, Городское Само­управление должно сделать доступным возмож­ность получить кипяче­ную воду бесплатно во многих местах, в особенности в местности скоп­ления народа.

С этой целью следует поставить кипятильники, а рядом с ними кадочки с остуженной водой: на Мариинской площади, Конно-сенной площади, Толчке, на меновом дворе.

Что же касается снабжения населения здоровой дешевой пи­щей, то в этом отношении население городское, благодаря деятельнос­ти Санитарно-благотворительных попечительств, достаточно обеспе­чено, почти во всех необходимых местах рабо­тают открытые попечительствами столовые.

Собрание с предложенными мерами согласилось, считая их не­обходимыми и полезными в культурном отношении, приучают население к соблюдению элементарных гигиенических правил.

Санитарный врач предложил обязать содержателей го­стиниц, трактиров, постоялых дворов иметь у дверей или во­рот закрытые кадоч­ки с остуженной кипяченой водой и с соот­ветственной надписью.

Городской Голова сомневается в законности подобного обяза­тельства и находит более удобным обратиться с просьбой к г. Начальнику губернии, который может от своего имени пред­ложить вышеуказан­ным лицам поставить кадочки с кипяченой водой, и, вероятно, после­дние в этом случае исполнят просьбу Начальника губернии.

Санитарный врач указал, что на Маяке нет определенного ме­ста для свалки навоза, мокрых и сухих отбросов, вследствие чего лаге­ри, в особенности юнкерские, обложены кругом навозом, что дачная местность в Зауральной роще в санитарном отно­шении содержится крайне неудовлетворительно.

По этому предложению постановлено отвести место свалки и обратиться к председателю комиссии по упорядочению Зауральной рощи, чтобы были приняты соответственные меры к устранению отмеченных санитарных недостатков.

Так как летом в колодцах воды бывает недостаточно и вода в них по качеству очень плохая, то следует провести вре­менный летний водопровод на угол Ташкентской и Каргалин­ской и на Фельдшерскую улицу и постоянный водопровод на Первую Буранную улицу и от Нико­лаевской площади до Берден­ской и Нагорной улиц, что, по словам заве­дующего водопроводом П.Л. Яновского, возможно сделать в этом году».

В 1912 году в Оренбурге власти озабочены проявлением в соседней Уральской области эпидемии чумы. Об этом можно узнать из доклада Оренбургского городского Главы губернатору от 19 мая 1912 года.

«<…> На предложение Вашего превосходительства от30 минувшего апреля за № 1948, относительно передачи на об­суждение городской санитарной комиссии вопроса о предохрани­тельных мерах против занесения в г. Оренбург чумы ввиду по­явления таковой в Уральской области, считаю долгом довести до Вашего сведения, что означенный вопрос обсуждался в сани­тарной комиссии 7 и 11 сего мая, которая в ряду сказанных меро­приятий постановила следующее:

<…> Просить Губернскую администрацию установить на тракт с Уила в Оренбург врачебно-наблюдательный пункт за людьми, возвращающимися с ярмарки и за товарами; <…>

С целью устранения грязи во дворах и жилищах просить г. Полицеймейстера об усилении надзора за дворами со стороны полиции и поручить городскому санитарному врачу установить более строгий надзор за постоялыми дворами, трактирами, ре­месленными заведениями и проч. домами, где существует скоп-ление народа; <…>

Так как занос в Оренбург чумы может быть из степи че­рез киргиз – запросить Тургайское Областное Правление, какие меры предпринимаются по предупреждению чумы в области, указав на желательность учреждения амбулатории под Орен­бургом для киргизского населения;

<…> О крысоистреблении. По обсуждении вопроса по­становлено: так как возможно, что тем или другим путем мест­ная крыса может получить чумное заражение, с другой стороны –крысы представляют крупное экономическое зло, предложить са­нитарному надзору выработать меры крысоистребления, отпе­чатать их и раздавать населению бесплатно; крысиной отравы, ввиду опасности этой меры для людей, большинством голосов –11 против 8– постановлено <…> населению не раздавать;

<…> Подозрительные больные должны быть осмотрены несколькими врачами, в случае надобности выделены немедлен­но, окружающие их здоровые лица должны быть изолированы для наблюдения; больные должны быть подвергнуты бактериологи­ческому исследованию, для постановки точного диагноза следу­ет прибегнуть и к другим приемам, подтверждающим диагноз, как-то: выделению чистых культур, опытам над животными, серодиагнозу.

Когда встретится надобность и опасность, что чума мо­жет появиться и в Оренбурге, послать одного из городских врачей ознакомиться с клиникой, диагностикой и методами установления диагноза чумы, как это было поступлено по отношению к холере.

Что же касается мер борьбы с чумой на случай появления оной в г. Оренбурге, то комиссия, имея в виду, что о чуме никаких воз­буждающих тревогу и опасения сведений не имеется и что для пер­вых случаев город снабжен всеми необходимыми средствами <…>.

 

Городской голова <подпись>

А. Пустовалов».

 

ГАОО, ф. 41, оп. 1, д. 1427, л. 18–19 об.

В 1914 году началась Первая мировая война, усугубив­шая эпидемиологическую обстановку в Оренбургской губернии. О том, какие меры принимаются в связи с этим, рассказывает доку­мент «Положения к учреждению заразных госпиталей для больных воинов в городах с субсидией от Всероссийского Союза Городов»:

«...Одним из постоянных спутников и тяжелых послед­ствий войны являются заразные болезни. Возникая среди не­здоровых условий боевой жизни, они через раненых и больных, эвакуируемых с полей сражений, разливаются широкой волной прежде всего по городам, через которые проходят и в которых оседают транспорты раненых, а затем, в силу бытовых и иных условий, по всем населенным местам Империи, входящим в со­прикосновение с зараженными пунктами.

Та или иная заразная болезнь, занесенная в тот или другой населенный пункт с театра войны, и встречая здесь благопри­ятные для своего развития и распространения условия в обста­новке местной жизни, среди каковых, к слову сказать, живет по­давляющая масса городского и сельского населения, здесь надолго свивает себе прочное гнездо и отсюда, как уже из самостоятель­ного очага, перебирается на окружающее население.


Чем дольше затягивается война, тем больше увеличива­ется опасность грядущих эпидемий. Кончится война, но порож­денные ею эпидемии, если своевременно не будут приняты меры к остановке их распространения, прекратятся не скоро; и количе­ство жертв, которые они поглотят, может быть значительно больше, чем какое унесет непосредственно сама война.

Поэтому все учреждения и общественные организации, а в том числе Союз Городов, призванные и принявшие на себя свя­щенную обязанность по мере сил и средств ослаблять как тя­жесть самой войны, так и ее последствия для народа, не могут не озаботиться своевременно организацией мероприятий про­тив заноса с театра войны и распространения среди населения эпидемических болезней. <…>

При каждом заразном госпитале на одной с ним усадьбе должны быть (каждое, по возможности, в особом здании):

а) Собственная прачечная и дезинфекционная (жела­тельно японского типа) камера, и та и другая в одном здании.

б) Квартиры для персонала (по 1 комнате для каждого врача, по одной на 2–3 лиц фельдшерского персонала, по 1 на 4–5 сестер или братьев милосердия, по 1 комнате для мужской при­слуги и по 1 для женской прислуги, исключая кухарок).

Квартиры для врачей могут быть в частных домах, но для всего младшего персонала и для прислуги должны быть при го­спитале.

в) Кухня с особым помещением для кухарок, холодные и по­местительные кладовые для хранения съестных припасов.

г) Аптека, цейхгауз, помещение для хранения аптечных за­пасов, контора и комната для бактериологического кабинета.

д) Баня для персонала, которая может быть под одной крышей с прачечной.

е) Мертвецкая, которая может быть в особой пристройке при амбарах или сараях.

ж) Выгребные ямы (желательно непроницаемые: бетон­ные).

Желательно снабжение отдельных жилых зданий и пра­чечной, особенно бараков, внутренним водопроводом и канали­зацией. <…>».

 

В «Журнале Оренбургской городской Думы» от 18 февра­ля 1915 года протокол заседания сохранил напряженную атмос­феру и озабоченность его участников о создавшейся эпидемио­логической обстановке в связи с началом войны:

«В заседании присутствовали 45 гласных под председа­тельством Городского головы В.Н. Ладыгина.

Г. Оренбургский Губернатор по Губернскому Правлению16-го февраля 1915 года за № 673 прислал в Городскую Управу отношение следующего содержания:

Опасаясь с наступлением теплого времени года возник­новения заболеваний заразными болезнями в г. Оренбурге, в котором размещены в настоящее время раненые и больные воины, а также сосредоточено число строевых частей войск, предлагаю Городской Управе озаботиться принятием мер к устранению существующих дефектов санитарного благо-устройства города:

1.усилить вообще санитарный надзор в городе;

2.принять заблаговременно меры к расширению заразного отделения городской больницы <…>;

3. за отсутствием в городе дезинфекционной камеры устроить пароформалиновую камеру по Японскому образцу, как не требующую больших расходов <…>.

Как по вышеприведенному предложению г. Губернатора, так равно и по предложению, внесенному г. Городским Головой, согласно постановления Городской Думы на 11-е февраля об от­воде ночлежного дома имени И.А. Зарывнова под заразный барак для воинов и об отводе места под постройку прачешной и дезин­фекционной камеры Губ. объединенному Комитету Всероссий­ского Земского Союза Санитарная Комиссия в заседании 16-го сего февраля вынесла следующее постановление: ввиду отказаг. Зарывнова предоставить ночлежный дом под заразное отделе­ние уступить Комитету для этой цели 9 мужское училище при условии уплаты расходов по найму помещения под школу, если городу это понадобится, и приведение школы в полный порядок по закрытии лазарета. Место под прачешную и камеру отвести или на арендованных местах вблизи бань, или около Борисовой мельницы по выбору Комитета Городской Управы. В случае недо­статочности указанного выше помещения для заразного барака иметь в виду отвод под расширение барака Караваевской дачи.

С целью дезинфекции пользоваться камерой, имеющей быть построенной Губернским объединенным комитетом, и вновь телеграфно подтвердить ходатайство перед Всероссий­ским городским союзом об ассигновании средств на дезинфекци­онную камеру и прачешную».

 

11 марта 1915 года состоялось заседание Оренбургской городской Думы, где вновь поднимался вопрос о необходимости создания дезинфекционной камеры в городе Оренбурге.

«<…> Врачебное отделение Оренбургского Губернского Правления отношением от 5 марта с. г. за № 997 просит Го­родскую Управу сообщить о том, какие будут приняты городом меры для обеззараживания одежды и вещей от заразных больных впредь до устройства в городе дезинфекционной камеры.

Означенный вопрос обсуждался в специальной комиссии го­родских врачей под председательством Члена Управы, заведую­щего Земским Отделением, которая в заседании 6 марта с. г. высказалась за неотложную постройку пароформалиновой ка­меры японского типа. <…>

Принимавший участие в обсуждении означенного вопроса городской санитарный врач представил 9 сего марта в Городскую Управу следующее мнение:

«Совещанием врачей 6 сего марта постановлено про­сить Городскую Думу немедленно строить дезинфекци­онную камеру Японского типа при 9 мужском училище; я не могу согласиться с таким постановлением, так как построй­ка теперь камеры до наступления строительного сезона не даст нам прочного здания, самая постройка удорожится, постройку непременно нужно будет делать деревянную, а не бетонную, да я и не сомневаюсь, разрешит ли фабричный инспектор хотя бы временно поставить котел с давлением в 5 атмосфер в деревян­ных стенах.

По моему мнению, лучше переждать один месяц, а пока войти в соглашение с Губернской Управой и больницей, произво­дить дезинфекцию в паровой камере последней, на что старший врач соглашается, если Городская Управа даст служащих и дрова на отопление камеры.

Больничная камера может в течение суток продезинфици­ровать до 150 пудов заразного белья. <…>

Вопрос об избрании места для устройства собственной дезинфекционной камеры рассматривался Городскою Думою в за­седании 18-19 сентября 1913, причем было постановлено озна­ченный вопрос оставить открытым до разрешения общего во­проса о постройке новой городской больницы.

Из ассигнованных в 1913 г. Думою 8000 руб. на постройку дезинфекционной камеры имеется остаток 7875 руб., перечис­ленный в переходящие суммы.

Докладывая о вышеизложенном, Городская Управа, со­глашаясь с заключением Комиссии врачей, полагала бы здание 9 мужского приходского училища не уступать Губернскому Ко­митету, а оставить его за городом и немедленно же приступать к приспособлению его под заразный лазарет для надобностей города и, кроме того, теперь же приступить к постройке го­родской дезинфекционной камеры, с отнесением расхода на отпущенные в 1913 г. Думой на этот предмет средства. <…>»

 

К апрелю 1915 года санитарно-эпидемиологическая об­становка в городе усугубляется наступлением теплого периода. В протоколе заседания Оренбургской городской думы от 2 апре­ля сообщается:

«<…> По данным Санитарного бюро города, продолжи­тельность жизни Оренбуржца достигает всего 26,1 лет. Эпи­демии заразных болезней, как видно из прилагаемой справки, да­леко не полной, никогда не прекращаются в городе. <…>

Финансовое положение города сейчас весьма тяжелое, пото­му что ему пришлось потратить громадные средства /считаясь с его современным бюджетом/ на военные надобности <…>.

Город Оренбург сейчас в эпидемическом отношении стоит на краю опасности, чему неопровержимыми доказательствами могут служить следующие обстоятельства:

а) он связан живыми сношениями с городом Самарой /три пассажирских поезда в день/, в котором сейчас свирепствует в тяжелой форме сыпной тиф, а весною и летом могут развиться кровавый понос и холера ввиду большого скопления в Самаре во­еннопленных, приведенных с зараженных мест, и скопления боль­ных и раненых воинов, как в эвакуационном пункте.

б) В Оренбурге поселено около 2000 военнопленных, среди которых на полях сражений наблюдались заболевания холерой и дизентерией. Зная теперь, как велика роль бациллоносителей, можно утвердительно сказать, что военнопленные представ­ляют серьезный очаг заразы.

в) В городе и соседних селах вокруг живут военнообязанные, находящиеся в большинстве в тяжелых условиях – скученность жилых помещений, плохое питание, общая нечистоплотность. Среди них наблюдались и наблюдаются заболевания натураль­ной оспой, дизентерией, и они представляют из себя весьма под­готовленную почву для распространения заразных болезней, ко­торые от них легко перейдут к населению.

г)Несчастье города увеличивается еще тем, что к воен­нообязанным, и без того живущим тесно и бедно, прибыли семьи и привезли с собою оспу, так что городу пришлось принять экс­тренную меру широкой прививки населению предохранительной оспы. Несомненно, и среди приехавших много бациллоносителей заразных болезней, и последние только ждут благоприятных условий, чтобы вызвать опустошение среди населения.

Нездоровая вода, насыщенная нечистотами почва, сухое, жаркое, пыльное лето с ветрами, переполненность города вслед­ствие влившейся в него массы народа из неблагополучных мест­ностей – вот действительная характеристика санитарного со­стояния, и в вышеизложенном нет преувеличения, и Городская Управа не сгущает красок общей картины города. <…>

Господина Главноначальствующего Оренбургской губер­нией ходатайство ея пред Противочумной Комиссией о безвоз­вратном пособии на следующие меры:

1. на развитие и расширение водопроводной сети в окраин­ных частях города <…>,

2. на постройку четырех деревянных рубленных из бревен одноэтажных бараков на 25 коек каждый <…>,

3. на постройку дезинфекционной камеры с вакуум-аппаратом механической прачешной и с оборудованием их <…>,

8. <…> на содержание персонала при эпидемических ба­раках, считая на каждые 30 больных 1 врача, 2 фельдшера или 3 сестры мелосердия и 6 сиделок, на три комплекта служащих при 100 койках <…>».

 

Разработанные городским санитарным врачом Дегтяре­вым противоэпидемические мероприятия предусматривают:

«В отношении санитарного надзора город предложено раз­делить на две части: по 1 и 3 части санитарный надзор возло­жить на заведующего санитарным бюро И.Д. Дегтярева, 2, 4 и 5 часть города – на школьно-санитарного врача П.В. Никулина. Дегтяреву поручается меньшая часть города, так как на него возлагается по характеру его службы организация мероприятий. Кроме того, в помощь врачам должны быть приглашены 5 фельд-шеров или студентов-медиков.

Врача П.В. Никулина необходимо освободить от обязанно­сти принимать больных во 2 амбулатории и вместо него пригла­сить временно врача с увеличением врачу Никулину разъездных денег до 60 руб. со дня начала его работы по санитарному над­зору за городом.

2. Учредить городские санитарные участковые попечи­тельства, каковое <…> в настоящее время находится на перио­де организации.

 

3. С наступлением теплого времени открыть две дешевых столовых в местах скопления рабочего люда. По спаде воды в Ура­ле учредить врачебно-питательный и наблюдательный пункт у Менового Двора, средства для него просить у Губернского Зем­ства и противочумной Комиссии.

4. Ввиду чрезвычайно неудовлетворительной в бакте­риологическом отношении воды, как водопроводной, так в осо­бенности колодезной на окраинах, немедленно принять меры к выяснению и, буде возможно, к осуществлению возможности хлорирования водопроводной воды, а с теплым временем расши­рить и развить водопроводную сеть на окраинах.

Установить строгий надзор за водовозами, причем про­сить содействия г. Полицеймейстера к понуждению водовозов исполнять обязательные постановления города о содержании бочек.

Летом при появлении подозрительных заболеваний поста­вить кипятильники на тех же местах, где они стояли в холеру 1910 года.

5. Относительно популяризации гигиенических сведений усилить выдачу листков, брошюр, выпустить весной листок о мухе, просить врачей устроить несколько чтений.

6. В отношении дезинфекции вещей просить Управу вес­ною с наступлением теплого времени приступить к постройке дезинфекционной камеры Японского типа в местности у Ноч­лежного Дома. Ввиду недостаточности этой камеры и не вполне удовлетворительного действия ея возбудить ходатайство на постройку камеры с вакуум-аппаратом и механической прачеш­ной, так как постройка этих двух учреждений является острой необходимостью в целях предупреждения развития эпидемиче­ских болезней.

 

Приобрести еще две телеги для дезинфекционного обоза: одну для усиления обоза, другую для перевозки бе­лья. Соответственно увеличения экипажей увеличить и число дезинфекторов.

7.Оборудовать изоляционную квартиру в 4 комнаты, к оборудованию которой уже приступлено.

8.Увеличить Санитарную стражу до двойного количе­ства.

9.Увеличить ассенизационный обоз.

10.Установить санитарно-техническийнадзор запо-стройками, для чего увеличить число техников.

11.Для установления планомерной работы как по са­нитарной охране, так и по лечебному делу в городе учредить в Управе постоянный медико-санитарный отдел с заведующим – санитарным врачом и столоначальником-фельдшером.

Выслушав доклад, Городская Дума ОПРЕДЕЛЯЕТ:

<…> Разработанные Санитарным врачом и одобренные Санитарной Комиссией санитарные меры и вызываемые ими не­обходимые расходы утвердить. <…>

Устройство дезинфекционной камеры на городские сред­ства не производить, так как будет возможно пользоваться для сего камерой, устраиваемой Губернским Земством, приобре­тя лишь для перевозки вещей две телеги с лошадьми и наняв 4-х человек дезинфекторов <…>».

«<…> Оренбургский Губернский Комитет Всероссийского Земского Союза помощи больным и раненым воинам прислал на имя Городской Думы отношение от 15-го сего Апреля за № 1068 следующего содержания:

«Признавая необходимым устройство прачешной и дезинфекционной камеры, как предупредительные меры против распространения заразных заболеваний, Губерн­ский Комитет обратился в Городскую Управу с просьбой об отводе в его распоряжение на арендованных местах участков земли в количестве 400 кв. сажень».

Городская Управа отношением своим от 10 сего апреля, за № 7427, сообщила Комитету, что просимый участок земли для устройства прачешной и дезинфекционной камеры она может отвести на следующих условиях:

1. Означенный участок городской земли отводится вре­менно, до окончания войны с Германией, Австрией и Турцией и ликвидации деятельности Оренбургского Губернского Комите­та Всероссийского Земского Союза.

2. В имеющейся быть построенной камере и прачешной де­зинфицируются и моются не только белье и вещи, принадлежа­щие Земскому Союзу, но и других открытых в городе лазаретов, а также дезинфицируются вещи обывателей города.

3. По ликвидации деятельности Губернского Земского Ко­митета камера с прачешной переходит городу с тем, что стир­ка белья Губернской Земской больницы и дезинфекция вещей из этой больницы производится городом по себестоимости.

4. Чтобы до перехода камеры и прачешной в распоряжение города этими учреждениями ведал Городской санитарный врач, так как в камере будут производить дезинфекцию вещей не только воинов и лазаретов, но и обывателей города. <…>

Заслушав отношение Оренбургского Губернского Комите­та Всероссийского Земского Союза помощи больным и раненым воинам, Городская Дума ОПРЕДЕЛЯЕТ: намеченный Санитар­ной Комиссией участок городской земли под устройство пра­чешной и дезинфекционной камеры отвести Комитету на вре­мя военных действий бесплатно, не предрешая при том условий дальнейшей аренды отводимого места по окончании войны. Вме­сте с тем, возбудить ходатайство о том, чтобы по ликвидации деятельности Оренбургского Всероссийского Земского Союза устроенные им прачешная и дезинфекционная камера были пере­даны в распоряжение города как отдельной Земской единицы».

 

В апреле 1915 года серьезную обеспокоенность у депута­тов городской думы вызывает опасность распространения си­бирской язвы. В протоколе записано:

«<…> Среди кож, овчин, шерсти и всякого рода сырья, до­ставляемого на рынки, склады и для обработки на заводы, не­редко попадаются также и такие, которые сняты с сибиреяз­венных животных и которые служат источником заболевания, зачастую массового, сибирской язвой людей, соприкасающихся с таким заразным материалом.

В целях устранения означенной опасности общественны­ми учреждениями устраиваются дезинфекционные камеры для обеззараживания упомянутых сырых животных продуктов в пунктах сосредоточивания их. <…>

Городская Дума, выслушав предложение г. Оренбургского Губернатора об устройстве при Меновом дворе дезинфекцион­ной камеры для обеззараживания сырых животных продуктов и соглашаясь по сему делу с заключением, вынесенным специальной Комиссией из ветеринарных врачей Городской Управы и Членов Меновнинской Комиссии, ОПРЕДЕЛЯЕТ: в целях изучения это­го вопроса с финансовой, технической, практической и эксплуа­тационной сторон передать его для дальнейшей разработки в особую подкомиссию, образованную из ветеринарных врачей Ор­лова, Бродова и Мазуркевича, и затем с заключением подкомис­сии доложить Думе. Этой же подкомиссии поручить разрабо­тать возбужденный гласным Гавриловым вопрос об устройстве при дезинфекционной камере сушилки».

 

Весной 1915 года Оренбургская городская управа по­лучает специальный циркуляр от главного уполномоченного Всероссийского городского союза помощи больным и раненым воинам:

«Циркулярно.

Главный Комитет Всероссийского Союза Городов в заседа­нии своем 29-го с/марта постановил обратиться к Городским Комитетам с следующей просьбой:

<…> составлять требуемые комиссиями по борьбе с за­разными болезнями сметы, исходя непременно из общего плана, разработанного совместно обоими Союзами, и разделяя сметы на меры, относящиеся к борьбе с заразными болезнями по отно­шению к больным и раненым воинам и пленным, и на меры, касаю­щиеся самого населения городов. <…>

Так как санитарное состояние большинства городов очень неудовлетворительно, то следует при составлении сметы обра­тить внимание на необходимость оборудования в городах доста­точного количества ассенизационных обозов, прачечных, бань и дезинфекционных камер».

 

Таким был этап становления дезинфекционной службы Оренбурга в дореволюционной России: от дезинфекционных обозов, дезинфекционных складов, дезотрядов – до прачечных с дезинфекционными камерами и выделения их в самостоятель­ные структуры.


 

 

Годы революции и Гражданской войны

 


 

После свершения в октябре 1917 года революции в стра­не началась Гражданская война. Новая власть столкнулась со сложной санитарно-эпидемиологической обстановкой: инфек­ционные заболевания широко распространились среди насе­ления. Решением I съезда Советов Оренбургской губернии, состоявше­гося в марте 1918 года, был создан губернский здрав-отдел, а при нем санитарно-просветительный и санитарно-эпидемический подотдел. Действовали городское медицинское совещание и медико-санитарный совет.

О том, как обстоят дела в Оренбургской губернии, расска­зывает протокол заседания Оренбургского губернского съезда Советов рабочих, солдатских, крестьянских, казачьих и мусуль­манских депутатов от 24 марта 1918 года:

«<…> Доклад о народном здравии на заседании сделал Земцев. Докладчик прежде всего отмечает, что реорганизацию медицинской помощи приходится проводить в условиях, для того довольно неблагоприятных. Между тем как на надлежа­щую постановку медицинской помощи населению теперь, когда война породила множество всевозможных тяжелых болезней, необходимо обратить особенное внимание.

Считая ближайшей задачей Советской власти проведение в жизнь организации доступной и бесплатной медицинской и са­нитарной помощи всему населению губернии за счет Республики как в городе, так и в деревне Оренбургской губернии, Комиссия находит необходимым:

1. Все частные предпринимательские лечебные учрежде­ния и заведения, как-то: больницы, амбулатории, санатории, курорты, аптеки и пр. – должны быть изъяты из рук частно-владельцев и перейти в руки Советов для обслужения бесплатно широких народных масс.

2. Запретить всему медицинскому персоналу губернии, как частному, так и общественному, заниматься частной плат­ной практикой, привлечь всех врачей, фельдшеров и других к об­служиванию широких масс населения путем занятия платных служб за счет Республики.

3. Все учреждения, лечебные, санитарные и пр., военного ведомства передать в ведение Советов для реорганизации их для обслуживания народных масс, взамен же их организовать соот­ветствующие лечебные и др. учреждения меньшего размера для обслуживания Красной социалистической армии.

4. Для приближения к населению лечебной и санитарной помощи Комиссия находит необходимым приступать в ближай­шем будущем к проведению в жизнь новой сети лечебных учреж­дений (больниц, амбулаторий, фельдшерско-акушерских пунк-тов, санаториев, курортов, бактериологических лабораторий и пр. учреждений), положив в основу следующую норму: а) селения, насчитывающие больше 5000 жителей обоего пола, должны быть обеспечены больничным лечением. <…>

Для проведения Санитарных мероприятий на местах в губернии создать санитарные советы с привлечением в них ши-роких масс населения и при их помощи улучшить санитарный надзор за школами, за жилищами, за чистотой дворов, улиц, площадей, рек, источников питьевой воды и пр. Обеспечить насе­ление общедоступными общественными банями с устройством при них дезинфекционных камер для белья и одежды. В местах, не имеющих хороших источников питьевой воды, приступить к постройке и оборудованию колодцев, фильтров <…>.

Нам нужно заняться разрешением практических вопросов сегодняшнего дня, т. е. нужно было бы разработать план борьбы с могущими быть эпидемиями в течение текущего года, борьбы с угрожающим распространением болезней. <…>

Съезд постановил: 1. Управление медицинской и санитар­ной частью в губернии должно находиться в руках самого наро­да через посредство коллегиальных органов из представителей трудового народа и врачебно-фельдшерского персонала.

2. Предложенные докладчиком положения об организации медицинского дела передать для предварительного обсуждения на места Врачебно-Санитарных Советов, после которых со­звать врачебно-санитарный губернский съезд для обсуждения и проведения его в жизнь.

3. Немедленно приступить к разработке сначала на ме­стах губернского плана борьбы с голодом, эпидемическими забо­леваниями, сифилисом, детской смертностью и т. д. <…>».

В феврале 1919 года служба Врачебно-санитарной части докладывает комиссару управления Ташкентской железной до­роги:

«<…> Ввиду распространения заболеваний сыпным тифом <…> необходимо открыть действия участковых Санитарных Комиссий, которым предложить самым тщательным образом следить за санитарным состоянием всех станционных зданий и территорий станции, а также жилых домов.

Местные Санитарные Комиссии, в лице всех своих членов, должны следить, чтобы все подозрительные заболевания под­вергались обязательному врачебному наблюдению, чтобы ни один случай, а особенно первые, не ускользали от надзора; чтобы все заболевающие ставились в условия невозможности зараже­ния ими других, а помещения заболевших впредь до тщательной дезинфекции были бы для посторонних не доступны; чтобы все вещи, бывшие в соприкосновении с больными, не пускались в дальнейший оборот необеззараженными. <…>

Необходимо немедленно изготовить в Главных Мастер­ских необходимое количество дезинфекционных аппаратов Заусайлова и разослать по участкам и больницам.

Немедленно пробрести достаточное количество де­зинфекционных средств, как-то: кристаллич. карбол. кис­лоты, неочищенной 100% карболовой кислоты, сулемы, зеленого мыла сабадиллы и т. п. по указанию Врачебной Служ­бы, для чего ассигновать 40 тысяч рублей на первое время. <…>

Немедленно организовать два санитарных отряда каждый в составе двух фельдшеров и 4-х санитаров, эти отряды в сани­тарных вагонах, под руководством участковых врачей, непрерыв­но передвигаются по отведенному ему участку и работают над дезинфекцией станционных зданий, территорий станц. и т. д.

 

В 1921 году в городе вспыхнули одна за другой эпидемии холе­ры и тифа, для их ликвидации создавались Чрезвычайные комиссии по борьбе с тифом (Чекатиф) ихолерой. В районах и городах области со­здавались Чрезвычайрайсанкомы. В г. Орен­бурге работал главный упол­номоченный по борьбе с холерой.

Масштабы возникающих эпидемий были значительными, и это требовало очень жесткого, порой полувоенного подхода к вопросам орга­низации противоэпидемической работы. Вводи­лось даже понятие «са­нитарная диктатура». Так, в архивных де­лах сохранилась служебная записка Наркома здравоохранения Киргизской АССР, в которой он пред­лагал городским властям «...немедленно, в порядке «санитарной дикта­туры», занять по­мещение бакинститута под холерный госпиталь».

Принимаемые жесткие революционные меры не приноси­ли ожидаемых результатов, и вот 28 марта 1922 года заведую­щий санитарно-эпидемическим подотделом Губздрава Никулин пишет в ГУБЧЕКА:

«<…> Санитарное состояние города Оренбурга можно при­знать неудовлетворительным, кругом грязь. На улицах, дворах, площадях – навоз, всякие отбросы, особенно загрязнены дворы домов голодающих, здесь масса тряпья, для уничтожения коего приняты меры: роются ямы во дворах, куда и сваливается все с последующей дезинфекцией и за­валивается землей.

Необходимо по всему городу срочно провести очистку хотя бы по­верхностную, иначе с наступлением теплого времени эта грязь будет со­действовать возникновению заразных заболева­ний. Торгово-промышлен­ных предприятий развелось масса, но санитарные требования никем почти в целом не выполняются, что поведет также к разносу и развитию заразных заболева­ний, для предотвращения чего необходимо создать комиссию, объе­хать предприятия и те, кои содержатся антисанитарно, закрыть.

Движение заболеваемости и смертности по городу представля­ется в следующем виде: общее число больных за ян­варь и февраль ме­сяц является в 56.635. Общая смертность за январь и февраль 17 166. За март с 1 по 21 включительно забо­лело 8822, умерло за это время 4620».

 

Следующий этап организации санитарно-эпидемиологи-ческой служ­бы начался с издания 15 сентября 1922 года Декре­та СНК РСФСР «О санитарных органах Республики». После принятия этого документа по всей стране, в том числе и в г. Орен­бурге, началось создание сети санитарно-профилактических учреждений.

В сентябре 1924 года в Оренбурге проходил II губернский меди­ко-санитарный съезд, на котором была дана характеристи­ка начального этапа формирования государственной санитарно-эпидемиологической службы города.

 

Из доклада городского санитарного врача Никулина П.В. на II губернском медико-санитарном съезде:

«В 1921 году г. Оренбург имел 107 707 чел. жителей и зани­мал пло­щадь в 38,95 кв. верст. Санитарные нужды его обслужи­вались одним вра­чом и 3 лекпомами. Определенной строго уста­новленной инструкции для работы санитарного надзора не было. Гражданская война, холерная эпи­демия, голод, волна беженцев, число коих к ноябрю месяцу дошло до 30 000, и распространив­шийся тиф требовали от санитарного надзора универса­лизма в работе. Работа не укладывалась в определенные рамки.

Загроможденность текущей повседневной работой, свя­занной с вышеуказанным положением, не давала возможность санитарному над­зору проводить в жизнь плановые работы и строгое обследование города для выявления санитарного со­стояния и выработки тех или иных мероп­риятий по улучшению и оздоровлению города. Делалось то, чего требо­вал настоящий момент.

Так,проведено было оспопрививание – сделано 39 113 приви-вок. Установлено периодическое освидетельствование группы рабочих в 300 человек, занятых в предприятиях, приготовляю­щих съестные припасы. Положено начало упорядочению ассени­зационного дела и свалочных мест и выработано обязательное постановление на этот предмет, опуб­ликованное 20 декабря 1921 года, за № 143.

Разработан и приведен в жизнь план борьбы с холерой; состав­лена и проведена практически силами Губздравотдела сеть кипятильни­ков и баков для кипяченой воды; организова­но 7 противохолерных при­вивочных пунктов, проведено 87 168 прививок; осмотрен и приспособ­лен ряд помещений под холерные госпиталя и приемники (при одном устроена очистительная си­стема спускных вод); отведены отдельные холерные кладбища, объединена работа городского дезотряда с бывшим дезотрядом военведа. Приведены в порядок дезустановки и дезокамеры в количестве 7 штук.

Работа по устройству голодбеженцев и борьба со свирепствую­щим тифом проведена также при ближайшем уча­стии и наблюдении саннадзора: организовано 38 домов беженцев, находящихся под непосред­ственным наблюдением саннадзора, при них установлены серниковые дезокамеры, в дополнение к имеющимся в городе 7.

Работы по хлорильной станции при водопроводе в целях дать населению более здоровую воду также проводились согласо­ванно с саннадзором. В период наличия эпидемий находившаяся в ведении Губзд­равотдела механическая прачешная приспособлена как дезпрачешная и пропускная способность ее доведена до 750 пуд. в месяц. Дезотрядом сделано 1082 дезинфекции.

Наряду с указанной работой идет дальнейшая разработка вопросово малярии, хинонизация населения, возбуждается хода­тайство КНКЗ об организации Краевой Комиссии по изучению малярии, муссируется вопрос о создании малярийной станции, в связи с малярийным вопросом предпринимаются обследования рек, озер, заболоченных мест. Для выяснения плана работ по осушке их и принятия противомалярийных мер, каковые и были проведены на Банном озере и протоке, причем из последнего взя­то до 30 проб на личинки (нефтевание).

Одновременно по специально выработанным картам осмо­трены находящиеся в городе колодцы, а также водопровод, ла­бораторией иссле­дуется вода из них и химически, и бактерио­логически, причем загрязнен­ность воды заставила Технический Совет разработать план ближайших мероприятий по улучше­нию водоснабжения (устройство фильтра) <...>. В 1923 году дезотрядом было произведено 209 дезинфекций.

 

В этом же году на съезде завгубздравотделами рассматри­вался вопрос о дезинфекционном деле в городе Оренбурге. В эту службу входили: дезотряд, камера, дезустановки и прачечная.

Ввиду неудовлетворительности результами работы был составлен проект реорганизации всего дезотдела и началось соз­дание так называемой санитарно-профилактической станции.

Получила развитие и работа по дезинфекционному делу в связи со строительством дезинфекционной станции.

В архиве хранится приказ № 1 по дезотряду от 17 сентя­бря 1927 года:

«Ввиду того, что санпрофилактическая станция, ­дезотряд и прачечная выделены каждый в самостоятель­ную единицу, то объявляю список служащих дезотряда: ­завотрядом – 1 человек, дезинфектор – 3 человека, сани­тар – 1 человек».

 

В 1929 году Оренбургский губздравотдел направляет в адрес наркома здравоохранения просьбу об отпуске денег на окон­чание строительства здания для дезинфекционной станции:

«<...> Летом прошлого года приступлено было к построе­нию в городе Оренбурге городской дезинфекционной станции.

Благодаря помощи Оренбургского городского Совета, пере­давшего губздравотделу безвозмездно одну из муниципализи­рованных городских дач, а также ассигновавшего из местного бюджета средства, начато было строительство. Постройка станции в настоящее время находится в стадии, близкой к за­вершению.

Возведен деревянный корпус на каменном цементированном фундаменте. Заготовлены строительные материалы, как-то: кирпич, стекло, краски, олифа, цемент гвозди и т. д. Изготовле­ны в столярной мастерской рамы и двери.

Ведутся работы по монтажу дезинфекционных камер...

Между тем, по приблизительным подсчетам, для до­стройки станции необходимо 3000 рублей <...>».

 


Развитие дезинфекционной службыв 1930–1940-е годы

 

 

 

Информацию о развитии дезинфекционной службы в 1930–1940-е годы можно найти в«Объяснительной запи­ске к проекту десятилетнего /1927–1937 гг./ плана санитарно-профилактической сети»:

«<…> Основной предпосылкой для построения плана по санитарно-профилактической части является определение норм обеспечения населения отдельными видами санитарно-профилактической помощи. Проработанных местных норм не имеется, а потому мы вынуждены были воспользоваться норма­ми построения сети санитарно-профилактических учреждений, выработанными центром /НКЗ съезды и т. д./ на основе опыта и практики здравоохранения в общереспубликанском масштабе.

Кроме того, при построении плана мы считали необходи­мым придерживаться следующих принципов: 1/ приближения санитарно-профилактической сети к сельскому населению и усиления ее в сельских местностях путем более быстрого темпа развертывания профилактических учреждений в деревне за счет сети города. 2/ Акцентурирования в сельской сети на учрежде­ниях матмлада, как учреждениях, призванных вести борьбу с одним из величайших бедствий русской деревни – огромной дет­ской смертностью.

С вопросом о равномерности обслуживания населения мед. санитарной помощью тесно связан вопрос о нормах обслуживания сельского населения. В настоящее время вся лечебно-санитарная сеть губернии районирована на основе существующего админи­стративного деления губернии на уезды и волости. Такой прин­цип районирования сети в дальнейшем неизбежно привел бы к неравномерности распределения санитарно-профилактических учреждений в губернии. Поэтому в основу построения сельской сети санпрофучреждений мы положили не административно-территориальное деление губернии, а единицу населения 100.000 жителей, оставляя за собой право последующего территориаль­ного районирования сети в соответствии с вновь намечаемым административным делением губернии.

Население губернии по нашему плану должно достичь к концу 10-летия 800.000, из них в губернском городе – 150.000, в сельских местностях и уездных городах – 650.000.

После этих предварительных замечаний переходим к изло­жению плана, который естественным образом распадается на две составные части: городской план и план для сельских мест­ностей.

а) ГОРОДСКОЙ ПЛАН /для г. Оренбурга/

В городскую сеть санитарно-профилактических учрежде­ний внести следующее: 1/ санитарная организация и санитарно-эпидемиологические учреждения; 2/ охрана здоровья детей; 3/ охрана материнства и младенчества; 4/ борьба с социальными болезнями; 5/ санитарное просвещение. Как норму обслуживания саннадзором народонаселения по декрету СНК РСФСР «О сани­тарной организации республики» следует считать: 1 районный санитарный врач на каждые 50.000 населения, 1 пищевой сани­тарный врач на 100.000 населения, 1 жилищный санитарный врач /или инспектор/ на 25.000. По этим нормам к концу 10-летия необходимо иметь для губгорода /население его, вероятно, до­стигнет 150.000/: районных санитарных врачей 3, пищевых – 2, жилищно-санитарных – 6, а всего 11 рабочих единиц для саннадзо­ра.<…>Для надлежащей постановки инфекционного дела в городе намечается организация дезинфекционной базы. В состав дезбазы должны входить: дезинфекционная станция с камерами паровой, пароформалиновой и т. д., бюро жилищной инфекции /по норме НКЗ др. 1 жилищный дезинфектор на 20000 жителей/, бюро профилактиче­ской дезинфекции и санитарный транспорт <…>.

Для вновь запроектированных санитарно-профилакти-ческих учреждений потребуется приобретение нового хозяй­ственного и медицинского имущества. Поэтому при состав­лении финансовой части планирования сети необходимо было выяснить, хотя бы приблизительно, число нового оборудова­ния запроектированной сети. Не имея определенных норм, мы при своих вычислениях руководствовались только общими соо-бражениями. <…>

б)Строительство сети санитарно-профилактических учреждений в уездах

В основу построения сельской санитарно-профилактичес-кой сети положено приближение ее к массам сельского населения путем постепенного доведения до нормы – 1 типовое санпрофуч­реждение на 100.000 населения.

Сельская санитарно-профилактическая организация рай­она должна возглавляться санитарным врачом /уездным или районным/, каких запроектировано на губернию 6 штатных единиц. При санврачах должны быть передвижная выставка по санитарному просвещению, санитарная лаборатория, дезин­фекционная камера, дезинфектор, штат сезонных /на лет­нее время/ оспопрививателей.

6/Санитарно-профилактическая станция с паровой меха­нической прачешной и дезотрядом при ней существует уже вто­рой год при 21 штатной единице. Пропускная способность пра­чешной до 40 пудов грязного белья в день. Стирка производится на все лечебные заведения г. Оренбурга, детские дома ГубОНО и Военведу. Стирка пуда белья определяется в 2 руб. <…>».

В последующие годы этот план был частично реализован.

В приказе от 04 марта 1933 года организация дезинфек­ционной службы именуется как дезстанция ГОНЗА. После­дующие приказы свидетельствуют о начале работы дезстанции. Так, приказом № 26 от 01 апреля 1933 года по Дезстанции был утвержден штат из 17 сотрудников. Однако службе предстояло перенести еще не одну реорганизацию. Об этом говорит при­каз № 109 от 08 декабря 1933 года по Дезстанции: «Дезстан­ция при центральной бане и санпропускник передаются Банно-прачечному комбинату, соответственно с выводом из штата дезстанции сотрудников, в то же время этим приказом огова­ривается, что где имеются случаи заболеваний, обработка по указанию Горздрава будет производиться в дезстанции».

Книга приказов по Дезстанции сохранила немало интерес­ных сведений из жизни ее сотрудников:

 

«Приказ № 14

По Дезостанции от 26 сентября 1933 года:

 

При проверке мною состояния склада в канцелярии состоя­ние дел – книг, счетов, квитанционных книг и старых дел – нашел, что все находится в безобразно преступном хаотическом состоя­нии, в особенности склады, квитанционные книги по камере и по городу, книги счетов, картотеки, старые дела, все это указывает на полную безответственность товарищей, стоящих у этих дел и надеющихся, что кто-то должен все это делать.

С окончания съезда районного, где на нем указывалась мно­го недочетов в работе дезостанции и где было предложено де­зостанции срочно к первому октября исправить, т. к. на дезо­станцию возложена ответственная работа к охранению города и района от заболевших заразных больных, в особенности сыпно­го тифа, путем плановой проф. санобработки и правильной обра­ботки эпидочагов, и к тому заключен сандоговор Горздрава с Са­марой, где дезостанция категорически обязывает выполнить к I/IV 1934 г. с первого октября 1933 г. следующие мероприятия:

1. провести санобработку контингентов города 5000 че­лов., района 20 000 чел. 2, заключить договора на санобработку к 15 октября, 3, 100% перевозка всех больных тифом и оспой и проч. <…> дезостанция обязана этот договор выполнить и даже перевыполнить и все недочеты в работе дезостанции устранить в 10-дневный срок. <…> Для этой цели я катего­рически требую: счетовод-конторщику Горбенку, получающему основные 110 руб. и нагрузку в 5 руб., всего 115 руб., обязываю его под личную ответственность всю работу и правильность рабо­ты в канцелярии, привести все счета и квитанции <…> по 10 октября 1933 в порядок, дела, книги и старые дела. Потребовать строгого учета склада и вывести весь расход материала и ин­вентарь по акту, с 1 октября проводить по форме и строго, для чего тов. Горбенко предлагаю к 1 октября подготовить форму учета всех материалов и инвентаря, сверхурочных работ и дней отдела и предоставить их на утверждение производственного совещания. <…>

Для разгрузки себя от лишней работы в печатании сче­тов, бланков и проч., где проходит эта работа по несколько ча­сов в день, переключить ее на завхоза тов. Вялькину, а также большую долю другой работы также переключить на завхоза, который обязан ее выполнить в свои свободные часы, а также и внеурочное время, т. к. завхоза труд не нормирован.

2. По работе в дезокамере имеется мало недочетов и дефек­тов, выражающихся в том, что грязь в помещении, пишутся на­ряды неясно и путают нумерацию, книги квитанций, содержат­ся камеры грязно – много мусора, несвоевременное начало работы и подготовка ее, загрязняют мусором усадьбу, котельное от­деление содержится грязно <…>, вокруг котельного помещения грязь. <…> Предлагаю в 3-дневный срок все дефекты устранить и требовать от своих работников относиться к своим обязан­ностям аккуратно.

В свободные свои часы, когда камера не загружена, требо­вать от своих работников проводить уборку усадьбы вокруг де­зостанции и в самой дезокамере.

3. Мною замечено: много раз отмечалось тов. Вялькину на приведение в полное санитарное состояние всей усадьбы, убор­ке лишнего инвентаря <…>, приведение транспорта в порядок <…>, предлагал средства <…>, чтобы все это устранить. До сегодняшнего дня ничего не сделано. На первый раз тов. Вяль­кину ставлю на вид и категорически требую от тов. Вялькина все дефекты эти устранить в пятидневный срок, как-то: вся усадьба должна быть чистой, транспорт наладить, покрасить, если требует ремонта в кузнице – отправить, сбрую смазать, исправить <…>, лишний ненужный инвентарь убрать в задний сарай. Для проведения всей этой работы в помощь тов. Вяль­кину прикрепить свободных работников в дезокамере, для чего для этой цели связаться с тов. Рагузиным, которому предлагаю давать в помощь т. Вялькину людей, и также тов. Вялькину обязаны помогать дезинфектора, свободные от работы по горо­ду <…>. Вялькину следить и производить уборку ежедневно в уборной и дезинфекцировать ее на обязанности тов. Вялькина и Вялькиной.

Все отмеченные дефекты в приказе требуют от всех со­трудников немедленно устранить их общими силами и не допу­скать их в будущем и помнить, что все мы должны участво­вать в улучшении качества работы дезостанции и соблюдать полнейшую чистоту и порядок помещений, двора и лично самого себя. Категорически запрещаю всем сотрудникам, в особенности в дезокамере, уходить домой в халатах, являться в столовую в халатах и во время работы уходить домой без спроса, что дела­ют это Катина и Прошина.

Заведующий дезостанцией ГОНЗА Андреев.

 

Приказ № 47

По Дезостанции от 10 мая 1937 г.:

 

Карета по перевозке больных исключительно перевозит только больных, грузовая машина обслуживает все хозяйствен­ные работы по дезинфекии по городу и санобработку эпидочагов и педикулезных.

Карета работает с 8 ч. утра до 9 ч. вечера, и в экстренных случаях за больными скарлатиной, дифтеритом, оспой, холерой, сибир. язв. – во всякое время дня и ночи <…>. Работа грузовой машины с 9 ч. утра до 8 ч. вечера. Перевозка заразных больных производится нарядами. Все дезинфекции и санобработка грузо­вой машиной производятся также по нарядам. Хозяйственные работы грузовая машина выполняет по распоряжению Завхоза, Завдезостанцией и Заместителя.

 

Сотрудникам дезотряда в 1930-1940 годы приходилось проводить большую работу по санитарной обработке контакт­ного населения, проведению дезинфекци­онных мероприятий, организации санитарно-просветительной работы.

 


Годы Великой Отечественной войны

 

 

 

 

Большим испытанием для системы здравоохранения Оренбур­жья стала Великая Отечественная война. Дезинфекционисты нашей области внесли немалый вклад в охрану здоровья населения. Орен­бург находился в глубоком тылу, куда при­бывало много эвакуирован­ных и раненых, поэтому создание дезпункта имело важ­ное значение в профилактике вспышек ин­фекционных заболеваний, в частности сыпного тифа. На базе дезстанции был организован санитарно-обмывочный пункт с пропускной способностью 100 человек в сутки.

В 1943 году в числе первых телефони­зированных учреждений города была и дезинфек­ционная станция. Этим подчеркивалась зна­чимость ее для нужд горожан.

С расширением поставленных перед дезслужбой целей и задач увеличивался и штат. Если в 1923 году он составлял 23 человека, то в 1946 году – 55. Причем в 1944 году в состав дезстанции вошел Чкаловский отряд профилактической дезинфекции, что и определи­ло новое направление в деятельности станции – профилактичес­кую дезинсекцию и дератизацию.

Особую ценность для истории дезинфекционной службы пред­ставляют приказы о штатном расписании. Из них можно узнать о том, кто работал на дезстанции в самые тяжелые годы.

 

 

Современный этап развития

 

 

 

Экономический кризис в стране, сопутствующий перестроеч­ным годам, миграционные процессы вызвали появление в обществе ряда негативных явлений. Снизилось финансирование противоэпи­демических мероприятий, что привело к увеличению численности грызунов и насекомых. На таком фоне, сознавая ответственность и понимая необходимость сохранения противоэпидемической направ­ленности в деятельности дезинфекционных подразделений и наибо­лее квалифицированных кадров, активисты дезинфекционного дела выступают с инициативой создать ассоциацию дезинфекционистов. Разрабатывается Устав ассоциации, проводятся организационные мероприятия по созыву учредительного съезда, который состоялся в Москве в 1991 году. Были избраны руководящие органы Российской ассоциации дезинфекционистов. В 1993 году ассоциация начинает издавать бюллетень «Дезинфекционное дело», преобразованный в последние годы в журнал. Вскоре Российская ассоциация дезинфек­ционистов перерегистрирована в Национальную организацию дезин­фекционистов (НОД), объединяет более 150 членов – юридических и физических лиц из всех регионов России. НОД ежегодно проводит съезды, изучает положение дел на местах, оказывает профессиональ­ную и юридическую помощь членам организации. Качественные из­менения коснулись не только организационных форм дезинфекцион­ного дела, но и его внутреннего содержания.

Несколько лет назад в рамках отделения профилактической медицины Российской академии медицинских наук создано новое научное направление – дезинфектология.

Переименован в Научно-исследовательский институт дезин­фектологии НИИ профилактической токсикологии и дезинфекции. На базе института и Московского городского центра дезинфекции работает кафедра дезинфектологии медико-профилактического фа­культета Московской медицинской академии имени И.М. Сеченова, осуществляющая повышение квалификации и сертификацию специа-листов дезинфекционного профиля.

Впервые в истории отечественной медицины на VII съезде Всероссийского общества эпидемиологов, микробиологов и парази­тологов, прошедшем в январе 1997 года в Москве, была организова­на и работала самостоятельная секция дезинфектологии.

В одном из заглавных докладов председательствовавший насекции академик РАМН М.Г. Шандала охарактеризовал дезинфек­тологию как научную основу дезинфекционного дела, призванную обеспечивать его во всех основных аспектах: теоретическом, вещест-венно-препаративном, методическом и научно-организационном.

В докладах заместителя начальника Департамента Госсан-эпиднадзора МЗ РФ Н.В. Шестопалова (с соавторами из МГЦД) подведены итоги и дан анализ проводимой в стране реорганизации дездела и преобразования дезинфекционных станций, учреждений и подразделений. Создание государственных унитарных предприятий дезинфекционного профиля, их экономическая и юридическая само­стоятельность позволили повысить количественные и качественные показатели по многим видам деятельности, заинтересованность пер­сонала в конечных результатах, появилась возможность направлять часть средств на укрепление материально-технической базы.

Создание секции дезинфектологии в составе Всероссийского общества эпидемиологов, микробиологов и паразитологов явилось признанием учеными, руководителями и специалистами санитарно-эпидемиологической службы, медицинской общественностью, пред­ставляющей многие отрасли профилактической медицины, факта рождения дезинфектологии, формировавшейся много лет и окрепшей в составе и тесном единении с эпидемиологией.

В этот период происходит реформирование службы дезинфек­ции на всех уровнях. Так, на основании приказа Министерства здра­воохранения Российской Федерации № 411 от 30.12.2002 и Сви­детельства о внесении записи в ЕГРЮЛ серии 56 № 000707815 Государственное унитарное предприятие «Дезинфекционная стан­ция» Государственной санитарно-эпидемиологической службы по Оренбургской области переименовано 11.02.2003 года в Федераль­ное государственное унитарное предприятие Минздрава России «Центр дезинфекции» в Оренбургской области.

На основании приказа Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека № 355 от 16.03.2005 года и Свидетельства о внесении записи в ЕГРЮЛ серии 56 № 000719455 Федеральноегосударственное унитарное предприятие Минздрава России «Центр дезинфекции» в Оренбург­ской области переименованно 30 мая 2005 года в Федеральное госу­дарственное унитарное предприятие «Центр дезинфекции в Орен­бургской области, г. Оренбург».

Период реформирования дезинфекционной службы в Орен­буржье совпал со сменой руководства. С 1980 по май 1992 года дез­станцию города Оренбурга возглавлял Г.Д. Вязниковцев, с мая 1992 года – В.М. Шерстнев.

С целью сохранения дезинфекционной службы в нелегких эко­номических условиях 1990-х годов принимается решение провести объединение дезстанции и хозрасчетного отдела профилактической дезинфекции и вступить в Российскую ассоциацию дезинфекциони­стов. С 6 января 1993 года наш коллектив является активным чле­ном ассоциации (Национальной организации дезинфекционистов России).

На основании приказа областной санэпидслужбы № 92 от 21 июня 1995 года «О реорганизации Оренбургской городской дезин­фекционной станции», Свидетельства о государственной регистра­ции № 0426 от 28 июня 1995 года считать с 3 июля 1995 года Орен­бургскую городскую дезинфекционную станцию (бюджетный отдел) и хозрасчетный отдел профилактической дезинфекции единым Го­сударственным унитарным предприятием «Дезинфекционная стан-ция» Государственной санитарно-эпидемиологической службы по Оренбургской области.

Основные направления деятель­ности Центра – это проведение профилактичес­кой дезинфекции, дезинсекции и дера­тизации на объ­ектах различных категорий: детские, лечебно-профилактические, пи­щевые, коммунальные и другие. В но­вой структуре удалось сохранить от­деление очаговой и камерной дезинфекции, которое играет опреде­ленную роль в ликвидации очагов инфекционных забо­леваний. Дея­тельность предприятия не ограничивается только непосредственным проведением всевозможных дезмероприятий. Являясь крупнейшим предприятием дезинфекционного профиля на террито­рии Оренбур­жья, Центр координирует деятельность отделений профилактической дезинфекции центров Госсанэпиднадзора области. Кроме того, на се­годняшний день в 12 районах из тридцати девя­ти работают структур­ные подразде­ления предприятия.

Практически все специалисты, рабо­тающие в данной сфе­ре услуг в области, проходят профессиональную подготовку и усо­вершенствование на базе центра. И как результат – ведущие спе­циалисты, врачи-дезинфектологи имеют сегодня высшую и первую категории.

Предприятие, как член Нацио­нальной ассоциации дезинфек­ционистов, в 1999 году выступило организатором про­ведения IX съезда Национальной ассоци­ации дезинфекционистов, на который в Оренбург съехались представители 56 субъектов Российской Феде­рации. Впер­вые столь значительный форум проходил в нашем горо­де, что еще раз подчеркнуло значимость дезинфекционной службы Оренбуржья.

Таковы основные вехи становления и развития дезинфекцион­ной службы города Оренбурга.

 

 

Сегодняшний день коллектива

 

 

На сегодня ФГУП «Центр дезинфекции в Оренбургской об­ласти, г. Оренбург» – крупнейшее и единственное специализирован­ное предприятие дезинфекционного профиля в Оренбургской обла­сти, входящее в структуру Роспотребнадзора.

Основными видами деятельности по-прежнему являются про­ведение профилактических, дезинфекционных, дератизационных и дезинсекционных мероприятий на объектах различных категорий, а также выполнение заключительной (в том числе камерной) дезин­фекции в очагах инфекционных заболеваний.

Кроме головного предприятия в городе Оренбурге, имеется еще пять структурных подразделений, расположенных в городах Бу­зулуке, Сорочинске, Соль-Илецке, проводящих работы в 12 районах области.

Предприятие располагает самым современным набором спе­циального оборудования и дезинфекционных средств, имеется своя дератизационная лаборатория для приготовления отравленной при­манки, что служит гарантией высокой эффективности и качества предлагаемых услуг. Подготовлена и оснащена бригада для выезда в очаги особо опасных инфекционных заболеваний.

Общая численность сотрудников на сегодняшний день на предприятии – 60 человек.

Персонал, занимающийся дезинфекционной деятельностью, на предприятии представлен 2 врачами-дезинфекторами, 7 инструкторами-дезинфекторами и 31 медицинским дезинфектором. Все специалисты за последние 5 лет прошли курсы повышения квалификации по специ­альности «Дезинфекционное дело» и «Дезинфектология».